вторник, 10 сентября 2019 г.

Разделённая ответственность


Часть 3
ДИАСИНТЕЗ

Глава 18
ПРОТОКОЛ ДИАНАЛИЗА

Разделённая ответственность

Протокол дианализа, как это видно на рис.11, задаёт определённые рамки процессу консультирования и терапии. Самым главным в этом «рамочном процессе» является равноправное разделение ответственности сторон, что выражено графически двумя сторонами бланка: правая сторона — сторона консультанта-терапевта (более рационалистическая, разумно-последовательная‚ взвешенная, детализированная), левая  сторона клиента (более эмоциональная, иррационально-непоследовательная, обобщенная),

Поскольку культура текста требует читать слева направо, что при всей ведущей позиции консультанта, начало исходит всегда от клиента. Все остальные формальные процессы на обеих сторонах протокола полностью эквивалентны и уравновешены, любому формальному действию специалиста соответствует формальное действие клиента:

Событие- Повод
Жалоба - Причина
Симптом - Запрос
Проблема - Противоречие
Гипотеза -  Синтез
Цель - Доступ
Мечта - Идея
Мероприятие - Задание
Действия - Тренинг
Мотив - Мотивирование


На стороне клиента задача честно и грамотно анализировать собственную жизнь, факт за фактом, событие за событием, эпизод за эпизодом. На стороне специалиста — задача анализировать результаты анализа своего клиента (мета-анализ) с полным пониманием метода такого анализа.

При этом специалист помогает клиенту анализировать факты ему самому недоступные — только клиент знает «фактологию» собственной жизни, специалист ничего не знает о реальности своего клиента и, следовательно, принимает рассказ клиента за истину, что уже является гносеологической ошибкой.

Если специалист скажет своему клиенту: «Я выслушал ваш рассказ, а теперь мы попробуем его отредактировать», то клиент скорее всего не поймёт такого специалиста и спросит: «Так Вы мне не верите?» Остаётся одно: верить на слово, но постоянно проверять результаты аналитической деятельности клиента, тем самым мотивируя его на поиски истины.

Клиент, в свою очередь, мотивирует специалиста на интенсивное проведение мета-анализа, поскольку ослабление «мета-аналитической»(дианалитической) деятельности сразу приведёт к осложнениям в процессе оказания психологической помощи.

Например, специалист может «заслушаться» рассказами своего клиента и сам превратится в клиента или объект манипулирования. Либо специалист «уйдёт в себя» и будет анализировать похожие факты из собственной биографии(«самолечение терапевта» или «невроз перенесения»).

Либо специалист увлечётся анализом фактов из жизни своего клиента, которых он не наблюдал сам лично, и тогда перестанет вообще заниматься мета-анализом. В этом случае они оба будут создавать какую-нибудь защитную интерпретацию реальности. Крайние случаи такого «сочувственного поведения» терапевтов известны.

Например, в городе М молодой психиатр «вчувственно» вслушивался в рассказы своей депрессивной клиентки, которой удалось убедить своего лекаря в истинности своих патологических представлений о современной жизни. Итогом такой «работы» над переживаниями стало совместное самоубийство психиатра и его пациентки: оба спрыгнули с высотного дома.