вторник, 27 марта 2018 г.

Диасинтез как интегративная психотерапия

Диасинтез — интегративная психотерапия

"Человек есть проблема, которая решается и никогда не может быть разрешена."
А .Ф. Лосев

Манифест дианализа. Дианализ больше, чем психотерапия. Это — методология различных видов консультирования людей, не обязательно по проблеме здоровья или улучшения адаптации к жизни. Консультирование может касаться самых разнообразных тем. Широта диапазона тем зависит только от языковой способности обоих участников консультирования — клиента и его консультанта — выразить ту или иную проблему, т.е. противоречие, которое не разрешается в сознании.  

В дианализе нет никакой теории, которая сужает поле проблем. Нет теории личности, нет теории психических процессов, нет теории патологии. Ничего, кроме методологии мышления! Диалектики вполне хватает, чтобы размыслить любую проблему человека так, чтобы этот человек получил новый взгляд на свою "проблему" и сделал выбор в пользу нового поведения, если он этого хочет. 

Поэтому вся теория дианализа ограничена учением об общем определении сущности - "Пентадой". К этой единственно важной теории прибавляются десять принципов, организующих реальную работу с клиентом - "Декалог". Вот и весь теоретический базис дианализа. Нет никаких притязаний на всеобщее объяснение или "правильное" понимание человека и его проблем.

Бертран Рассел однажды высказал изумительную по своей простоте и глубине мысль: философия — это комментарии к текстам Платона. Если продолжать традицию Рассела, то можно выразился кратко и емко: "Современная психотерапияэто комментарии к текстам Фрейда!" О чем бы ни шла речь в русле психотерапии или клинической психологии, обязательно наступаешь на заботливо расставленные Зигмундом Фрейдом и его последователями "грабли".


Я имею в виду такие темы, как "психологическая защита", "внутренние конфликты", "психогенез" и "психодинамика", "катарсис", "фантазия", "перенос" и "контрперенос", "активное выслушивание", "проекция" и "интроекция", "психическая травма", "сопротивление" и, конечно, "бессознательное". Не упоминая психоанализ, неприлично говорить на эти темы. 

Если психоанализ изобретен только для того, чтобы лечить "неврозы", как их трактовали в то время, то сейчас он безнадежно устарел, поскольку термин "невроз" отменен современной (американизированной) психиатрией как устаревший термин для обозначения неясных и непонятных болезненных состояний, зависящих только "от нервов". 

Психоанализ претендовал и претендует на обладание истиной в понимании проблем человека.

Его основатель, чтобы спасти репутацию психоанализа как метод исцеления неврозов, распространил концепцию неврозов на все культурные явления, включая религию, которая оказалась "неврозом навязчивости"! 

Вся цивилизация, по свидетельству психоаналитиков, оказалась "невротической". Только у нецивилизованных медведей нет невроза, если только их никто не подымает зимой из берлоги. Но это же полный абсурд!

В студенческие годы, когда я "запоем" читал психоаналитическую литературу, меня "остудил" один факт — какую бы проблему не разбирал психоаналитик, он неизбежно приходил к комплексу Эдипа. Вот кто-то разбирает творчество Достоевского. Результат — комплекс Эдипа, которым "страдал" писатель. Вот разбираются произведения Гоголя — опять комплекс Эдипа. 

Все вроде сходится, все аргументировано, но возникает резонный вопрос: "Зачем исследовать творчество какого-нибудь писателя, музыканта, политического деятеля и пр.‚ когда и так все заранее ясно — комплекс Эдипа!" Как говорил Халиф Омар: "Если в этих книгах говорится то же, что в Коране, они излишни; а если другое — они вредны". 

Получается, если что-то нельзя свести к комплексу Эдипа, то этого не должно существовать, оно не имеет право на внимание аналитика. Человек без комплексов никому не интересен! С ним не о чем поговорить! Если в чьей- реальности нет фантазий Фрейда, то "тем хуже для реальности", как выражался еще один немецкий идеалист Гегель.
  
В 1996 году, кажется, в России впервые праздновали (точнее - отмечали) день психического здоровья, который был установлен заботами экспертов ВОЗ. Меня пригласили на Новосибирское телевидение дать по этому поводу интервью. Кроме меня были и другие эксперты, в том числе главный психиатр области. 

Когда ее спрашивал журналист о том, есть ли "по настоящему психически здоровые люди", то ответила без всякой задержки на обдумывание: "Абсолютно психически здоровых. людей нет!" Что это означает? Это означает, что психиатр, наделенный особыми знаниями и полномочиями, может углядеть в любом человеке если не психическую болезнь, то какой-нибудь "радикал", т.е. "наметки" психической болезни. 

По этому поводу ...

По этому поводу я придумал афоризм: психически здоровых людей действительно нет, есть настоящие сумасшедшие и те, кому никак не удается ими стать окончательно! 

Подавляющее большинство людей психически здоровы, даже когда они усиленно придуриваются или "мудрят". Есть некий идеал психического Здоровья, который время от времени меняется. Но это всего лишь — понятие или обобщенный образ, представление ("коллективное представление" по Дюргейму). 

В дианализе тоже есть определение психического здоровья - "кентаврисгика", соединение несоединимого. Пока человек умудряется соединять противоположности, он здоров. Как только соединение нарушается и возникает конфликт между противоположностями, то и возникает "психическое расстройство". (Диасинтез - интегративная психотерапия)

Как бы это ни горько было признавать, но всякая психотерапия тем успешней, чем здоровее принимающий ее клиент. Наиболее успешна психотерапия у тех, кто просто запутался в чем-то и рад выпутаться, поэтому моментально принимает действенную помощь без всякого "сопротивления". Две причины снижают эффективность психотерапии - нежелание получать этот вид помощи и настоящее сумасшествие (или слабоумие]. 

На первое можно повлиять средствами психотерапии, на второе — фармакологически или иными способами влияния на психические процессы. Психотерапия впрямую на психические процессы не влияет. 

Писатель Борхес так говорил о своей вере: "Я верю в то, что Бога нет". Лично я верю в то, что психотерапия и психотерапевт на психические процессы никак не влияют. Всякие предположения о том, что можно словом влиять на психику, а через психику на тело и прочее, остаются предположениями, которые доказать почти не возможно, поскольку для чистоты эксперимента необходимо исключить роль сознания, как в слепом двойном тесте в фармакологии. 

Но кто будет психотерапевтировать человека в коме, без признаков сознательной деятельности? А если психотерапия возможна только в том случае, когда человек находится в сознательном состоянии, то это говорит о том, что эффекты психотерапии вытекают из природы сознания, а не являются "подарком" психотерапевта клиенту! Чем мощней работает сознание клиента, тем выше эффективность психотерапии, если клиент ее, конечно, принимает..."

В.Ю.Завьялов, "Элементарный учебник дианализа", Глава 3 - Диасинтез: терапия непрерывностью. стр. 101-104 - Диасинтез  интегративная психотерапия