четверг, 20 апреля 2017 г.

Практическое применение сократовского диалога в процессе дианалитического консультирования


О. Е. Шульц
ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ СОКРАТОВСКОГО ДИАЛОГА В ПРОЦЕССЕ
ДИАНАЛИТИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, Украина

Реферат. Автор представляет случай использования сократовского диалога в процессе дианалитического консультирования клиента с проблемами адаптации в новом трудовом коллективе. Отмечена высокая эффективность и быстрота наступления позитивных изменений, которая выразилась в резком снижении конфликтности и восстановлении адекватного аффективного статуса. Достигнутые изменения сохраняются в процессе шести месячного катамнестического наблюдения.

Ключевые слова: дианализ, сократовский диалог, психотерапия, психологическое консультирование.

Несмотря на свою глубокую древность, метод Сократа (также известный как метод elenchus (греч.   управление), метод сократовской иронии, сократовской (сократической) дискуссии, Socratic Method), названный в честь классического греческого философа Сократа (ок. 469 г. до н.э. – 399 г. до н.э), активно используется в современной психотерапии и педагогике (в основном, на юридических факультетах).
Сократовский диалог является одной из форм исследования и дискуссии между людьми с противоположными точками зрения с целью стимулирования критического мышления, разоблачения противоречий и
формулирования логических выводов. Это диалектический метод, суть которого состоит в противопоставлении внешнего софистического знания внутреннему философскому, которому невозможно обучить, которое участник диалога открывает в себе самом [6]. Как утверждает Сократ в платоновском «Теэтете», он промышляет тем же, чем занималась его мать Фенарета, бывшая повитухой, с той только разницей, что философ помогает разрешаться от бремени не женщинам, а мужчинам, и рождают они нефизическое дитя, а знание: «от меня они ничему немогут научиться, просто сами в себе они открывают много прекрасного, если, конечно, имели, и производят его на свет» [7]. Себе Сократ отводил в этом процессе достаточно скромную роль, уверяя всех, что сам он пуст, и потому от него никто ничему научиться не может, а каждый производит с его помощью лишь то, чем сам был чреват.

Сократовский диалог является важным элементом различных личностно-ориентированных психотерапевтических методов, задачей которых служит вовлечение пациента в сотрудничество и расширение сферы его сознания [8]. Со времен Поля Дюбуа метод Сократа используется в психотерапии, чтобы «развить и укрепить ум больного, научить его правильно смотреть на вещи, умиротворить его чувства, меняя вызвавшие их представления» [2]. Наибольшее применение данный метод нашел в классической адлерианской терапии, когнитивной терапии итерапии реальностью, в которых он используется в виде своеобразной интеллектуальной борьбы, в ходе которой корригируются непоследовательные, противоречивые и бездоказательные суждения больного.

Психотерапевт постепенно, шаг за шагом подводит пациента к необходимому и запланированному выводу. В основе этого процесса лежит логическая аргументация, составляющая суть методики сократовского диалога. Во время беседы психотерапевт задает вопросы пациенту таким образом, чтобы тот давал лишь положительные ответы, на основе чего пациент подводится к принятию суждения, которое в начале беседы не принималось, было непонятным или неизвестным [1, 12, 14]. Наиболее развит сократовский диалог в когнитивной модальности, где он назван «краеугольным камнем когнитивной терапии» и со-
стоит из 4-х этапов: 1) конкретные вопросы; 2) эмпатическое слушание; 3) подведение итогов; 4) аналитические вопросы (получение информации) и вопросы синтеза (сбор воедино новых идей) [13].

Практика сократовского диалога также активно применяется в Дианализе – модальности психотерапии, психологического консультирования и коучинга, созданной в 1998 году профессором, д.мед.н. Владимиром Юрьевичем Завьяловым, и зарегистрированной Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лигой в 2004 году. Главный смысл, заложенный в термине «дианализ», – это диалектический анализ переживаний человека, тождество и различие «факта» и «смысла», анализ двойственной природы всего человеческого в человеке [3]. Сократовский диалог наполняет вторую форму дианалитического консультирования – дискуссию. Целью дианалитической дискуссии является получение клиентом новых знаний для принятия разумных, выгодных для него решений. Дискуссия исцеляет человека, уменьшая неопределенность – главный источник тревоги.

Эта форма консультирования является способом узнать необходимое и усомниться в  ненужности какого-то знания. По мнению автора метода, дискуссия в дианализе напоминает беседу с клиентом, в процессе которой расширяются как область знания, так и область незнания: спасительное знание («терапевтическая идея») и спасительное незнание («игнорирование») являются своеобразным «философским лекарством» от неопределенности [4].

Метод Сократа – это способ вывести знания заново, с нуля, с точки «незнания». Ход сократовской дискуссии идет от незнания к знанию, а знания выводятся с помощью последовательного ряда вопросов к собеседнику. Собеседник, таким образом, является источником «выводного знания», а задающий вопросы – только «методологом» или организатором этого процесса, принимая этическое требование Сократа – отказ от иллюзии полноты знания –«я знаю только то, что ничего не знаю». Таким образом, в дианализе нет заранее продуманного плана, явной цели, к которой подводится клиент. Знание выводится, рождается в процессе совместной работы с клиентом. Если этическая цель дискуссии –объективно существующее Добро (понятие добродетели), то стратегическая цель – поиски истины, которые оформляются в некий результат – новое для собеседника знание.

Тактической целью является приведение оппонента к противоречию с самим собой. Однако метод Сократа состоит не только в «сократовской иронии», позволяющей приводить к противоречию. Для разрешения возникшего противоречия используется майевтика – «повивальное искусство» рождения нового знания. Новое знание помогает клиенту найти локальный синтез возникших противоречий [10]. Таким образом, использовать «сократовский диалог» в терапии – это проникнуть всущность происходящего с человеком с помощью точных понятий («индукции» и «определений»), выявить границы предмета познания, сделать этот предмет мысли понятным и определенным. То есть, дианалитик направляет спор к смысловому тупику, к парадоксу, из которого только один выход – говорить по существу, отбросив различные прикрытия, т.е. мыслить самостоятельно! [4].

Теоретической основой дианализа являются «онтологический персонализм» А.Ф. Лосева, в котором понятие личности понимается как синтез субъекта и объекта, тождество субъекта с объектом, которое «совершенно непререкаемо» [5]. Формула дианализа – примирение неизбежных противоречий в жизни личности. Кроме персонализма, дианализ опирается на учение о символе (символизм) и диалектику (а именно –«абсолютную диалектику» А.Ф. Лосева).

Симптом понимается как символ, в котором выражается, хоть и не в полном масштабе, личность самого клиента. Через «смысловое разложение» симптома консультант и его клиент достигают нового понимания смысла личной жизни в обсуждаемом аспекте. Это – «терапевтическая идея», которая в дальнейшем воплощается в план ответственного поведения и реальные поступки, меняющие неблагоприятную жизненную ситуацию.

Существующие способы мышления А.Ф. Лосев объединил в единую систему – «пентаду» абсолютной диалектики. Проблема в дианализе понимается как неразрешенное противоречие. Она «выводится» из проблемного поля самого клиента методами пентадной диалектики и реализуется в новое справляющееся поведение. Разрешение проблемы, таким образом, происходит за счет нахождения локального синтеза противоположностей.

Высшая реальность для человека есть познание объектов мира в разуме: 1) Я-мыслящий; 2) Объект-мыслимый; 3) Слово, объединяющее меня и мыслимый объект. Воплощением этой смысловой триады является тело (4). В реальной действительности нет чистого смысла без телесного воплощения, факта, а в действительной реальности нет чистых фактов или «только фактов» без их осмысления, без потенциального воплощения, т.е. без той «добавки смысла», которая всегда находится в потенции, не воплощается, но освещает смыслом то, что уже стало (5).

Эти пять моментов зрелой мысли образуют «пентаду»:
1) Одно: «Я» мыслящий.
2) Многое: Мыслимый объект.
3) Становление: Слово как «арена встречи» мыслящего с мыслимым.
4) Ставшее: Тело, «сома».
5) Нестановящееся: Символ, несущий в себе весь пентадный смысл.

Названия моментов пентады взяты из «абсолютной диалектики» А.Ф. Лосева, которая применима к абсолютно любому предмету познания, в том числе, и к познанию человеческих переживаний, болезненных симптомов, расстройств, как и личности человека в целом [11]. В процессе консультирования дианалитик анализирует проблему клиента во всех пяти диалектических позициях.

Одно: личность клиента, которая принимается безусловно, непредвзято, без взгляда сквозь призму существующих теорий личности и типологий (безпредикатное принятия личности, принятие «сердцем» [9]). В психотерапевтической работе это означает – из потока жалоб, допущений, преждевременных выводов, вопросов и т.д. выделить еще не сформулированную проблему.

Многое: различные определения состояний личности, интерпретации проблемы, выход на противоречия клиента. В процессе анализа противоположностей лучше очерчивается специфическая клиентская проблема.

Становление: синтез «одного» и «многого», синтез антиномий, непрерывное стремление к изменению, к развитию. Болезненная симптоматика возникает из-за неудачного варианта становления. В процессе психотерапии необходимо выйти на удачные варианты становления – «терапевтическую идею», способную локально примирить противоречия. «Примирить» – означает найти контекст, в котором выделенные противоположности синтезируются, «борьба» снимается. Этот синтез может быть только локальным, временным.
То, что стало, факт: реализация в поведении человека того, что проходило в становлении. Найденный на уровне смысла синтез должен воплотиться во что-то фактичное, понятное для клиента, то, что он будет использовать.

То, что не становится: персональный миф, который освещает жизнь человека, придает ему смысл, но никогда не может быть окончательно реализован. Главная же цель дианалитика – это усиление личности, причем не только через «примирение» противоречия, но и через открытие идеи личностного развития, которая только и способна совершить такое «примирение».

Пример использования сократовского диалога в дианализе
Продемонстрируем возможности использования дианалитического подхода на примере сократовского диалога с клиентом.

Мужчина 28 лет, по профессии программист. Родом из Москвы, но недавно в связи с женитьбой переехал в Украину, в небольшой приморский город. Работает системным администратором в одном из местных ВУЗов. Жалобы на постоянные конфликты с коллегами по работе, чувство напряженности, взвинченности, высокую раздражительность, нарушения сна. Недавно довел одну из подчиненных до слез, запечатлев ее ошибочное высказывание на видео и публично высмеяв ее, пообещав выложить видео в интернете.

Конфликты с юристом и секретарем из соседнего отдела привели к мыслям о желании уволиться. Одновременно с этим увольнение считает несправедливым, личным поражением. С женой и родственниками конфликтов нет. Мужчина понимает, что ему нравится его работа, и он оценивает своих коллег в целом, как «обычных людей, выполняющих свои профессиональные обязанности», но при этом уйти от конфликтов не может. В начале терапии был применен когнитивно-поведенческий подход – техники когнитивного реструктурирования и прогрессивной мышечной релаксации по Джекобсону.

Состояние улучшилось, уменьшилась возбудимость, но споры на работе сохранялись. В процессе совместного исследования трудностей взаи- моотношений с использованием сократовского диалога у клиента возникло воспоминание, когда он жил в небольшом подмосковном городке, где были «другие порядки», резко отличавшиеся от тех, которые он в дальнейшем усвоил, учась в престижном московском ВУЗе. Далее вспомнилось, как всамом начале учебы он попытался внедрить «свой устав» в «чужой монастырь» и получил отпор, который поначалу задел, но затем заставил задуматься и согласиться с точкой зрения оппонента. Клиент «примерил» свой прошлый опыт на теперешнюю ситуацию и нашел связь, открыв для себя рецепт выхода – «люди не всегда и не сразу согласны принимать чужую точку зрения, пусть она даже будет для них очень полезной!». В процессе дальнейшего размышления возникла метафора миссионера.

Пример Сократовского диалога
Психотерапевт: «Вы пытаетесь доказать другим свою правоту, что работать эффективней, так?»
Клиент: «Да».
П.: «А работники говорят о том, что они привыкли работать по-другому?»
К.: «Да, именно».
П.: «Это похоже, как будто Вы приехали в монастырь со своим уставом…»
К.: «Примерно».
П.: «Я вспоминаю свой опыт жизни в Москве и то различие в людских отношениях, когда мы проведывали родственников в Подмосковье, в маленьком городишке, находящемся всего в 100 км от Москвы. Но контраст был разителен…»
К.: «Да чего там 100, я сам жил в детстве в таком городишке всего в 8 км от Москвы, где дверь в подъезд открывалась исключительно ногой! Мы тогда всех москвичей ненавидели. Погодите (оживляясь), так это что, получается, эти люди (мои сотрудники) воспринимают меня сейчас как москвича, приехавшего в такой городок?!»

Для удобства и методологической организованности моменты анализа расписываются в пяти частях Дианалитического протокола, который соответствует лосевской "пентаде".

1. Анализ начинается с фиксации на предмете мышления. На этом этапе этот предмет не анализируется, не интерпретируется: он берется как "одно", без границ, сравнений, "анатомирования".


1. Ситуация («Что я делаю?»)

Клиент: описание-анализ
Консультант: мета-анализ

Событие: конфликты с
сослуживцами в отношениях с колегами

Повод: желание нормализовать отношения

Жалоба: неудовлетворенность в отношениях с коллегами


Причина: неверные убеждения о сути социальных
взаимодействий

Симптом: раздражительность


Запрос: спокойствие, уверенность



2. На этом этапе внимание сфокусировано на главном противоречии, лежащем в основе проблемы. Первые два момента пентады образуют противоположности, являющиеся, в свою очередь, основой упомянутого противоречия.



2. Интерпретация («Что это означает, что я делаю?»)

Клиент: оценка

Консультант:  интерпретация

Проблема: конфликты
мешают нормальной работе

Противоречие: влияние-беспомощность

Гипотеза: «нужно заставить их играть по моим правилам»


Локальный синтез: попытка подчинить других



3. Необходимо «примирить» непримиримые противоположности. "Примирить" – это найти контекст, в котором выделенные противоположности синтезируются, противоречия при этом снимаются. Этот синтез может быть только локальным, временным.



3. Движущая идея («Что я еще могу делать?»)

Клиент: формулирование
целей

Клиент: формулирование целей
Достижимые цели: умение формировать
«команду»
Доступ: воспоминание о жизни в Подмосковье и учебе в московском ВУЗе
Мечты: «обращение в
свою веру»

Идея: «я ничего не добьюсь без вашей поддержки»



4. Терапевтическая или движущая идея должна воплотиться во что-то фактичное, понятное и полезное для клиента. Это может быть некая идея либо реалистический жизненный план.


4. План ответственного поведения («Я это буду
делать?»)

Клиент: планирование-исполнение

Консультант: коррекция плана

Мероприятия: поиск союзников
Задания: составить список «потенциальных адептов», подготовить «проповедь»

Действия: ведение переговоров

Тренинги: социальной компетентности

Мотивы: усиление лидерских позиций


Подкрепление: уверенность, усиление личности


5. Воплощенное, фактичное, ставшее нужно отделить от только мыслимого, воображаемого, нестановящегося, пребывающего в виде мечты, потенциала.


5. Резюме («Как я все это назову?»)

Клиент: обобщение
Консультант: резюме
Мероприятия: поиск союзников
Задания: составить список «потенциальных адептов», подготовить «проповедь»


Неформальный лидер всего коллектива


"Властелин Колец"


Если «развернуть» оболочку протокола, то ситуация клиента может выглядеть следующим образом.

1. В данном случае раздражительность и желание изменений у клиента вызваны безуспешными попытками утвердить свое мнение в коллективе, что встречало противостояние, отпор.
2. Главное противоречие, переживание которого вызывает неприятные переживания и блокирует реализацию идеи о расширении участия в жизни, это «влияние-беспомощность». С одной стороны, клиент понимает, что необходимо воздействовать на коллектив, чтобы утвердить свое мнение, видение эффективности в работе. С другой – видит резкую  

4. Идея об осуществлении таких контролированных маленьких шагов оформляется в план ответственного поведения. Клиент принимает решение воплотить идею через поиск союзников, тренинга социальной компетентности и ведения соответствующих переговоров.
5. Последний момент пентады очень важен тем, что позволяет отделить фактичное от того, что не воплотилось, но пребывает в своей потенции, мечте, персональном мифе клиента.

Таким персональным мифом клиента является «Неформальный лидер всего коллектива». Стремление к подобному глобальному «миссионерству» подчинено идее власти, контроля над жизненными обстоятельствами. Обретение полной власти в действительности невозможно, однако мечта (как то, что никогда не воплощается окончательно) позволяет клиенту расширять и реализовывать личностную свободу. При этом клиент должен отделить в своем сознании мечту от фактически воплощаемых шагов, не требуя от себя окончательного воплощения (такими бы были видение себя абсолютно беспомощным или властелином мира). Попытки требовать от себя такого полного воплощения обрекли бы клиента на постоянную неудовлетворенность собой или миром.

Как видно из представленного примера, у клиента до начала дианализа была жизненная теория, которая имплицитно формулировалась примерно так: «Власть над жизнью – это воздействие на других людей». Эта теория приводила к постоянному напряжению клиента, низкому качеству жизни и чувстве хронической неудовлетворенности. Это, в свою очередь, вызывало нежелательные практические последствия: клиент пребывал под угрозой увольнения.

Резюмируя пентадный принцип консультирования данного клиента, пять моментов зрелой мысли выглядят так:
Одно. Воздействие на коллектив.
Многое. Противодействие коллектива.
Становление (Терапевтическая идея). Взаимодействие.
Ставшее. Переговоры, социальная компетентность.
Нестановящееся. «Властелин Колец».

В процессе шестимесячного катамнестическог наблюдения (клинический и экспериментально-психологический методы исследования) достигнутая положительная динамика сохраняется, аффективное состояние без существенных колебаний; клиент продолжает работать в прежнем ВУЗе. Кроме того, совместное обсуждение и открытие клиентом нового смысла собственного поведения позволило взаимодействовать в коллективе более осознанно и терпимо: «С удовольствием обнаружил, что я неосознанно действую сейчас именно по новому принципу (донести свои проповеди именно уговорами, а не тиранией). Но, периодически забываясь, нет-нет, да и разведу костер».

Как видно из приведенного случая, «пентадное» мышление психотерапевта помогло создать клиенту новую теорию «Власть над жизнью – это постоянное взаимодействие с другими людьми на основе правил социальной компетенции и умелого ведения переговоров». Вместе с психотерапевтом он пересмотрел понимание своих жизненных трудностей, опыта, достижений и неудач. То есть, на основе сократовского диалога, наполненного принципами «пентадной диалектики» А. Ф. Лосева был объединен процесс мышления клиента и психотерапевта. В результате этой совместной работы у клиента появилась новая «жизненная теория».

Таким образом, персонализация знаний (суждений, аргументации, выводов и пр.), необходимых для изменения поведения клиента, полученных (выведенных) в процессе сократовского диалога на основе идей «абсолютной диалектики» и «онтологического персонализма» А. Ф. Лосева, превращает сократовский диалогиз стиля работы психотерапевта в собственно процесс психотерапии. Данная методология значимо улучшает коммуникацию в диаде «клиент-терапевт», а также усиливает личность клиента и предотвращает эмоциональное выгорание терапевта.

О. Е. Shults
Practical Application of Socratic Dialogue in Dianalitic Counseling
The author presents the case of the use of the Socratic dialogue in the process of dianalitic counseling clients with adjustment problems to a new workplace. High efficiency and speed of onset of positive change has marked, which has resulted in a sharp reduction of conflicts and restoration of adequate affective status. Achieved changes are saved in the six-month follow-up. (Arch. Clin. Exp. Med. – 2014. – Vol. 23, No. 1. – P. 108-112)

Keywords: Dianalysis, Socratic dialogue, psychotherapy, psychological counseling.
О. Є. Шульц
Практичне використання сократичного діалогу під час діаналітичного
Консультувания
Автор наводить випадок використання сократичного діалогу під час діаналитичного консультування клієнта з проблемами адаптації у новому трудовому ко- лективі. Відзначена висока ефективність і швидкість позитивних змін, яка проявилася у різкому зниженні конфліктності та відновлюванні адекватного афективного статусу. Досягнуті зміни зберігаються у процесі шестимісячного катамнестичного спостереження.
(Арх. клін. експ. мед. – 2014. – Т. 23, № 1. – С. 108-112)

Архів клінічної та експериментальної медицини Том 23, № 1, 2014
©ДонНМУ
Кореспонденція: О. Є. Шульц, Донецький національний
мед. університет, пр. Iлліча, 16, Донецьк, 83003, Україна
УДК 616.89 – 008.19-85:615.85

СПИСОК ЛІТЕРАТУРИ
1. Бек Дж. Когнитивная психотерапия. Полное руководство.– Москва: Вильямс, 2006. – 393с.
2. Дюбуа П. Психоневрозы и их психическое лечение. – С.- Пб., 1912. – 397с.
3. Завьялов В. Ю. Смысл нерукотворный: методология дианалитической терапии и консультирования. – Новосибирск: Манускрипт. – 2007. – 286 с.
4. Завьялов В. Ю. Элементарный ученик дианализа. – Киев: Полиум. – 2003 – 478 с.
5. Лосев А.Ф. Диалектика мифа / Миф – Число – Сущность. – М.: Мысль, 1993. – 959 с.
6. Новая философская энциклопедия. В 4-х томах. – Москва:Мысль, 2010. – Т. 2 – С. 297.
7. Платон. Собрание сочинений. В 4-х томах. – Санкт-Петербург: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2007. – Т. 2. – С. 150-210.
8. Психотерапевтическая энциклопедия. Под ред. Б.Д. Карвасарского. – Санкт-Петербург: Питер, 2002. – 1024 с.
9. Сковорода Г.С. Вибрані твори / НАН України; Інститут літератури ім. Т.Г. Шевченка; Інститут філософії ім. Г.С. Сковороди; Харківське історико-філологічне товариство / Леонід Ушкалов (прим. та комент.), Леонід Ушкалов (упоряд.та передмова), Сергій Вакуленко (прим.та комент.). – Харків: Прапор, 2007.
10. Шульц О.Е. Практика сократовского диалога в дианализе // Психотерапия, практическая и консультативная психология – сплетение судеб: Материалы Международного Конгресса. – Киев. – 4-7 октября 2012 // Ежемесячный научно-практический журнал Психотерапия. – Москва, 2012. –№ 12. – С. 99-100.
11. Щербина Л. Ф. Діаналіз: логіка у психотерапії // Наукові записки Інституту психології ім.Г.С. Костюка АПН України. – 2005. – Вип. 26, Т. 4. – С. 342-348.
12. Glasser W. Choice Theory: A New Psychology of Personal Freedom. – New York: Harper Perennial, 1999. – 354 р.
13. Padesky, C.A. (1993). Socratic Questioning: changing minds or guiding discovery? The European Congress of Behavioural and Cognitive Therapies, London, 24 September. – Режим доступа: http://padesky.com/newpad/wp-content/uploads/2012/11/socquest.pdf
14. Stein, H.T. Adler and Socrates: Similarities and difference. Individual Psychology. – 1991. – Vol. 47, No. 2. – Р. 241-246.

Надійшла до редакції: 11.04.2014


ШУЛЬЦ ОЛЕГ ЕВГЕНЬЕВИЧ
1983-1989 – Медицинский институт, Донецк (Украина), врач, лечебное дело;

1995 – первичная специализация по психиатрии (Новосибирск, Россия);
1996 – специализация по психотерапии (Новосибирск, Россия);
1997 – сертификация по наркологии (Новосибирск, Россия);
1998 – защита кандидатской диссертации в Новосибирском медицинском институте;

2003 - первичная специализация по психотерапии (Москва, Россия);
2005 - первичная специализация по психотерапии (Донецк, Украина);
2006 - первичная специализация по наркологии (Донецк, Украина);
2007 - переаттестация диссертации в Киевском НИИ судебной и социальной психиатрии и наркологии;
2008 - первичная специализация по психиатрии (Донецк, Украина).
Настоящее место работы: Донецкий Национальный медицинский университет, доцент кафедры психиатрии, психотерапии, медпсихологии и наркологии ФИПО (Донецк).
Медицинский центр "Адастра" (Мариуполь), врач психотерапевт, нарколог.
http://www.likar.info/vrach/60608/

Дальше »

вторник, 18 апреля 2017 г.

Мифы повседневности «никто никому ничего не должен»! А так ли это?




Мифы повседневности «никто никому ничего не должен»! А так ли это?

Недавно, на просторах Интернета, я обнаружил статью, которая была обращена к читателю, приглашая его жить с такой мыслью: «Вам никто ничего не должен», «никто никому ничего не должен». Причем данные идеи были поданы как практика повседневности. И действительно, через СМИ, фильмы, журналы мы слышим подобные идеи, которые, якобы, помогают человеку, делают его жизнь комфортной.

Если Вы не имеете ожиданий – то и разочарований не будет. А так ли это на самом деле? Может ли такое вообще быть в действительности?
Ниже,  в данной статье, я хочу поразмышлять на эту тему, показать иной, альтернативный взгляд на данные идеи. Я исхожу из простого мотива: мне хочется, чтобы люди научились думать самостоятельно, невзирая на красочность и привлекательность тех «либеральных» идей, которые наводнили нашу жизнь. И если то, о чем я скажу ниже, подтолкнет читателя к размышлениям и действиям,  то задача этой статьи будет решена.

Когда я слышу слова «никто никому ничего не должен», у меня возникает ощущение, что это говорит человек, не имеющий никакой социальной ответственности. В действительности, человек живет в обществе. И в рамках общественной жизни, у него есть обязательства перед другими людьми. 
«Никто никому ничего не должен» и «не следует иметь ожидания от других людей» - эта идея ложна по своей сути и вредна, только по той простой причине, что в этой идее нет диалога, нет взаимодействия между людьми, нет договоренностей, отношений. Данная идея разрушает коллективную идентичность. Раз никто никому ничего не должен, получается человек может обойтись без другого. Идею, отраженную в названии статьи, можно смело назвать девизом общества эгоистов. Но в действительности, мы наблюдаем совершенно другое. Без себе подобного, человек перестает быть человеком, потому что только в диалоге с другим, человек сохраняет себя, свое человеческое. Даже Робинзону понадобился Пятница для того, чтобы остаться человеком.

Живя в обществе, невозможно не иметь ожиданий от других людей, поскольку наши ожидания – это одна из основ диалога, договоренностей. Социальная жизнь людей – это договоренности. Мы всегда с кем-то и о чем-то договариваемся. И не важно, формальные это договоренности (возведенные в законы, правила) или неформальные.  Социальные нормы и договоренности, это как раз проявления человеческой культуры. У животных нет социальных норм. У них только инстинкты.  Читатель, который разделяет идею в заглавии, Вы хотите жить одними инстинктами?

Люди, которые говорят, что у них нет ожиданий – глубоко заблуждаются и обманывают себя и других. Примеров этому масса:  когда человек приходит к врачу, он ожидает, что ему помогут, что врач будет его лечить. Когда мы отдаем своего ребенка в школу, мы ожидаем от учителя, что он будет учить. От близких мы ожидаем как минимум, принятия, диалога, чувств. Даже в конце месяца мы ожидаем, что получим свою зарплату на работе. И это тоже ожидания. Человек, который ничего не может дать обществу  – бесполезен для него. И общество от него избавляется. 

Если следовать идее, что никто никому ничего не должен, то между людьми не будет договоренностей. На нарушение существующих договоренностей и границ люди, согласно этой идее, должны реагировать спокойно или, по крайней мере, равнодушно. Тогда откуда обиды друг на друга у людей? Обида – это замаскированное требование. Сколько существует человечество, эта социальная эмоция всегда была, а это значит, что люди всегда имели ожидания друг от друга. Если бы эта идея была жизнеспособна, люди бы давно убрали обиды из своей жизни.

Как Вам такая ситуация? Молодая женщина, у которой родился ребенок, скажет: «А я никому ничего должна и мне никто ничего не должен.  И поэтому  не буду жертвовать своим временем, карьерой ради ребенка». Многие из женщин скажут, что это недопустимо. Или представьте себе ситуацию, что во время Второй мировой войны люди бы сказали: «А мы никому ничего не должны, поэтому штык в землю». Последствия таких заявлений не трудно представить. Такое общество не жизнеспособно.

Диалектика

Наша жизнь полна противоречий, мы сами постоянно сталкиваемся с ними. Да что говорить – человек как сущность, сам противоречив. И не потому, что с ним что-то не так, а потому что жизнь так устроена. Возьмите любое социальное явление, процесс, сущность и Вы обнаружите, что в этом  всегда есть противоречия.  Это доказано математически. Любознательным рекомендую ознакомиться с теоремой о неполноте Гёделя. 
В нас есть одновременно часть мужского и женского. Мы одновременно сильны и слабы. Про себя мы можем сказать, что у нас есть время и его нет. И таких примеров – масса.

Противоречие на уровне языка и смысла – это противоположные полюса. Любая проблема в жизни человека – это столкновение противоречий. Люди, когда сталкиваются с противоречиями в жизни, хотят взять и отбросить один из полюсов. Например: хочу быть сильным и не признаю свою слабость. Хочу всегда поступать правильно – и не признаю ошибок. Но поскольку диалектика жизни в том, что есть оба полюса, то полностью отбросить не получится. Противоречия можно только примирить (от слова «примирение»), найдя синтез. Если хотите, баланс одного и другого  полюса. 

Идея «никто никому ничего не должен» - это всего лишь один из полюсов. Второй, противоположный полюс – это идея «все кому-то чего-то должны» или очень часто люди говорят себе «все мне что-то должны». 

Когда человек думает, что ему все должны,  мы говорим о личной безответственности такого человека. А когда никто никому ничего не должен – это социальная безответственность. Получается, люди, которые предлагают нам жить в этой идее, предлагают нам из одной крайности перейти в другую. Жить социально безответственным индивидом. Хороший выбор. Страшнее другое, что такие предложения можно нередко слышать от некоторых коллег-психологов, которые транслируют это не только себе, но и своим клиентам, предлагая идеи эгоистического существования индивидов. Я специально подчеркиваю, индивидов, а не личностей, поскольку личность формируется только в диалоге. Как говорится в поговорке: «они не ведают, что творят».

Чем же эта идея привлекательна?
Отчасти, на этот вопрос я дал ответ выше. Некоторые из моих коллег предлагают эту идею и «стоят за нее горой», как универсальную рекомендацию тем, у кого есть проблемы с личной ответственностью, маскируя ее как «развитие личности», «ответственностью за собственную жизнь» и т.д. Но помимо личной ответственности есть еще ответственность социальная. И действительно, когда клиент приходит с идеей, что «все мне должны», на лицо – отсутствие ответственности за то, что происходит в его жизни. Он находится как маятник на одном из полюсов. И психолог предлагает ему другой полюс. По сути – такой же, но с другой стороны. 

В этом диалектическая особенность. И в чем тогда здесь «личностное развитие»? Смена шила на мыло. Может быть, для человека, кто тотально безответственен по отношению к собственной жизни и никогда не был в противоположном полюсе,  переход в другой полюс, возможно, с натяжкой можно назвать «личностным развитием». Сомневаюсь. 
С другой стороны, для обычных людей эта идея привлекательна еще тем, что она может выступать как очень мощный щит, чтобы не вступать в определенный опыт, чтобы не связывать себя долгом или обязательствами тогда, когда это не особо выгодно. В общем, та же картина безответственного поведения. 

Брать и давать. Взаимообмен.

Живя в обществе, человек находится в диалоге и в ожиданиях относительно других людей. И в своих общественных отношениях, мы очень часто находимся в процессе взаимообмена. Диалог без этого невозможен. В этом плане мне вспомнились работы известного немецкого психолога и философа Б. Хеллингера, который описывал процесс взаимообмена «брать и давать». Давайте поразмышляем над этим с позиции взаимообмена и идей Б. Хеллингера.
Когда мне предлагают идею о том, что «мне никто ничего не должен», в этом есть здравый смысл, который призывает меня не строить излишних ожиданий и требований по отношению к другим людям и брать ответственность за свою жизнь. Отличная идея. Полностью ее разделяю. Но, как я уже говорил, есть другой полюс. Хеллингер пишет, что когда мы что-то даем другому человеку, обязательно нужно дать ему возможность отдать что-то взамен. Взяв что-то от другого, мы становимся ему должны (уходим в полюс «брать»), и для восстановления равновесия необходимо уйти в полюс «давать», чтобы не возникало чувства вины. Люди, которые говорят нам «ты мне ничего не должен», разрывают этот процесс, не дают человеку «отдать», восстановить этот баланс. Хелленгер пишет о том, что те, кто только отдают и при этом не берут (запрещают себе брать), в некотором смысле возвышаются над людьми, порождая чувство вины, у тех, кто давал.  Нетрудно догадаться, что в вышеописанных строках – это ни что иное, как нарушение баланса и уход то в один полюс, то в другой. Но жизнь диалектична!

Заключение 

«И что же предлагается?» - скажет читатель. Автор много наговорил, но ничего не предложил? Выход из противоречий, о которых шла речь – в их синтезе. Идея в том, что мы должны и не должны одновременно, что нам кто-то что-то должен и не должен одновременно. Мы должны и не должны. Одномоментно, в единстве этого «должен» и «не должен». Вопрос в контексте, месте, времени, ситуации, Мере – как единстве категорий количества и качества в своей цельности. Человек не может отделить себя от общества ни физически, ни психологически, ни культурно, иначе он перестанет быть человеком. Даже монах-затворник находится в диалоге с Богом! Без людей, но в диалоге, соответственно, психологически он уже в обществе. Каким образом культуру, как сущность, отнять у человека? Только если превратить его в животное, но, и в этом случае, оставалась частичка социального, а, следовательно, культурного взаимодействия между людьми.

И как же примирять эти противоречия? Ключ к этому находится в культурном опыте человека и человечества, в сказках, художественной литературе, историях, мифах, пословицах. Это источник, целая кладезь «решений» по синтезу непримиримых, на первый взгляд, вещей.
Мне хочется, чтобы читатель думал, думал самостоятельно, цельно, смог отделять или «размысливать» те идеи, которыми наполнена наша современная жизнь. А поскольку не все идеи одинаково полезны, то смог разобраться в том, что такое «хорошо» и что такое «плохо».  В этом мои ожидания от читателя. Как сказал философ Мераб Мамардашвили «Дьявол играет нами, если мы не мыслим точно». А мне хочется, чтобы в большей степени нами играл не Дьявол, а Бог. А Вам?
Дальше »

Семинар профессора В.Ю. Завьялова на Семинском - 2017

Сроки: 23.07.17 - 29.07.17

Дорогие друзья!
Приглашаем Вас в увлекательное путешествие!
Только на Семинских ветрах возможно полное очищение нашего мышления от ...

Тема семинара: "Философский антидот: очищение мышления от заблуждений, стереотипов и мемов" (Подробная программа будет изложена позже, в мае-июне)
Стоимость пятидневного семинара = 6 000р
По стоимости: в этом году 1 день проживания и питания стоит 1800р. Если умножим на 6 суток, то получается стоимость проживания и питания = 10 800р (как всегда, минус стоимость одного обеда)
Стоимость проезда будет известна позже.
Просьба к тем, кто собирается ехать на личном транспорте!!! - сообщите об этом, пожалуйста (можно смс 8-913-917-77-93). Это важно знать для того, чтобы заказать автобус на определенное количество людей от Барнаула до Семинского и назад.
Предоплату (2 000р с человека) можно уже вносить до 20 апреля 2017г.
Номер карты Славы Миронова (г. Баранул) для отправки ему предоплаты: 5469020010510841
Убедительная просьба - сообщите (по тел 8-913-917-77-93 Вере Васильевне) о том, что Вы отправили предоплату.
Для тех, кто едет на базу впервые, Вам будет интересно посмотреть ссылку: Тренинги и семинары. Традиционные семинары профессора В.Ю. Завьялова. Рекреативный выездной семинар на Алтае
а если Вам  интересна информация о предыдущих поездках дианалитиков на Алтай - пройдите по ссылке:
Дальше »

четверг, 6 апреля 2017 г.

Авторский цикл профессора В.Ю. Завьялова «Когнитивно-поведенческая психотерапия депрессий, панических и посттравматических расстройств» в Новосибирском институте клинической психологии



"Воинские искусства, которые я изучаю для того, чтобы улучшить синхронию действий и мышления Терапевта и Клиента, нужны не для самозащиты (это есть, конечно, но не это главное), а для совершенствования характера - так меня учили лучшие сенсеи Японии!"
В.Ю. Завьялов

Когнитивно-поведенческая психотерапия депрессий, панических и посттравматических расстройств

Описание цикла
Авторский цикл профессора В.Ю. Завьялова "Когнитивно-поведенческая психотерапия депрессий, панических и посттравматических расстройств" рассчитан на специалистов с высшим, неоконченным высшим и средним специальным образованием.


Начало занятий - 14 апреля в 18.00.

Владимир Юрьевич Завьялов, доктор медицинских наук, профессор, врач-психотерапевт высшей категории, психотерапевт единого реестра, действительный член ППЛ, психотерапевт единого реестра Европы (ЕАП), лидер модальности дианализ.
Продолжительность обучения - 4 занятия.
Стоимость обучения - 5 200 рублей.
По окончании обучения слушатели получат сертификат о повышении квалификации (72 ч.).
 
Программа 
1. Общая теория когнитивно-поведенческой психотерапии: когнитивная модель, когнитивные формулировки клинических состояний. Основные когнитивные заблуждения и ошибки.
2. Депрессии, виды депрессивных состояний, особенности протекания различных депрессий.
3. Когнитивная модель депрессии. Когнитивно-поведенческая терапия депрессий, техники работы с депрессивными пациентами.
4. Панические расстройства, панические атаки, этиология, классификация. Когнитивно-поведенческая терапия панических расстройств, техники работы.
5. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), причины, виды. Когнитивно-поведенческая терапия стрессовых расстройств.

Расписание занятий
1 занятие - 14 апреля, пятница, с 18.00 до 21.00.
2 занятие - 15 апреля, суббота, с 10.00 до 20.00.
3 занятие - 21 апреля, пятница, с 18.00 до 21.00.
4 занятие - 22 апреля, суббота, с 10.00 до 20.00.

http://www.nikp.ru/obuchenie/kognitivno-povedencheskaja-psihoterapija/
Дальше »