воскресенье, 3 апреля 2016 г.

Его Величество Парадокс

 

Сокращённый вариант 2 главы «Элементарного учебника дианализа»,
ссылки, комментарии и приложения см. в ученике
 
Завьялов В.Ю.
4. Его Величество Парадокс
В интервью главным инструментом преобразования состояния клиента являлся Вопрос, а в интервью таким инструментом является Парадокс. Никакие слова не могут выразить полноту истины, никакие слова и словесные «картины», дескрипции, не могут полностью заменить реально существующий предмет, вещь. Парадокс обнаруживает это несоответствие, пробуждает человеческую мысль, «уснувшую» под усыпляющим воздействием якобы соответствия того, что есть, с тем, как это существующее называется. Парадокс выявляет непримиримые противоречия в мышлении, противоположности, которые сталкиваются при попытке их объединить в одно истинное суждение. Парадокс заставляет человека пересмотреть свои позиции, свои методы размышления о ситуации, о себе, о мире. Раз эти размышления ведут к парадоксальному выводу, который одновременно истинен и ложен, то надо что-то делать другое!
Пример 2.2.
Взрослый мужчина, отец двоих детей, боится глубокой воды, поэтому избегает различных забав на воде, которые любят его дети. Его тяготит иррациональный страх глубины, он хочет избавиться от «позорящего» поведения, поэтому пришел на консультацию перед поездкой на море.
    - Вот сейчас представляю, что я еду на лодке, а подо мной глубина и нет опоры, и мне не по себе (вздрагивает всем телом, словно стряхивая с себя что-то).
    - Какая опасность заключена в глубине, что именно вас пугает?
    - Неизвестность, таинственность какая-то.
    - Что на этой самой глубине может произойти, когда ныряешь туда?
    - Там темно, там холодно, дышать нечем.
    - Там долго жить нельзя?
    - Да там вообще жить нельзя, это же стихия только для рыб, не для человека. Я же не Ихтиандр.
    - Одну минуту можно жить?
    - Пока не дышишь — да, но потом захочется всплыть и не сможешь — вдруг судорога какая-то или что-то произойдет, зацепишься за корягу.
    - Что на глубине может вас задержать?
    - Я не знаю, что может задержать.
    - Утопленники будут хватать вас за ноги, русалки соблазнят?
    - Ну, это только в сказках. Кажется, Садко на гуслях играл на дне?
В воде человек и «живет» и «не живет». Он остается живым, но он живет по законам водной стихии, приспосабливает себя к этой стихии, превращается в «Ихтиандра». Выходом из тупиковой ситуации стала шутка клиента по поводу того, что он «не Ихтиандр». Только уподобляясь амфибии писателя-фантаста А. Беляева, можно продолжать свою жизнь какое-то время и в чужеродной стихии — под водой. Это первый парадокс, разрешенный уточнением места и времени. Место — «под водой» (не на дне с утопленниками), время — «одна минута». Какие еще парадоксы «глубины» нашли свое принципиальное разрешение? Клиент уподобил глубину (морскую) незнанию, неизвестности. Может быть, это и есть самый главный парадокс — Его Величество Парадокс знания, о котором всю жизнь говорил Сократ. Всякое истинное знание предполагает и незнание, поэтому сократовский парадокс «я знаю, что ничего не знаю» выводит нас на путь поиска истины. Истина, выраженная обычным человеческим языком, всегда парадоксальна!
Далее беседа пошла по руслу поиска различных способов погружения в морскую пучину: батискаф, «Наутилус», подводная лодка, скафандр, ныряние с дыхательным аппаратом и пр. Появилась и идеальная цель для глубокого ныряния — раковина как символ охраны жизни, символ продолжительной жизни. Клиент не заметил, что перестал в момент беседы-дискуссии испытывать страх глубины. Как это стало возможным? На вопрос «Какова опасность?» клиент отвечал весьма многозначительно, философски: «Неизвестность, таинственность». Он в этом участке дискуссии брал концепцию «страха глубины» не как отдельные факты (боязнь нырять, страх проплывать над глубиной, просто думать о глубине), а по существу, по идее. Фактов «глубины» полно. Есть «глубокая посуда», есть «глубокие колодцы», которых клиент вообще не боится, есть «глубина чувств», «глубина синих глаз» и т. д. Опасный объект взят по существу — ситуация неизвестности. У него нет знаний о бытии на глубине. Если нет знаний, то нет и самого бытия? Поэтому на вопрос консультанта «Там долго жить нельзя?» клиент дал ответ, который изобличил главный аргумент страха глубины: «Под водой, на глубине жить просто невозможно, это стихия только для рыб.» Опровержение этого аргумента последовало моментально: «А одну минуту можно жить?» Клиенту пришлось согласиться с этим фактом. Одну минуту человек может жить под водой без всяких приспособлений, но при условии прекращения дыхания — дышать под водой нельзя.
Возникла парадоксальная ситуация – два противоположных утверждения истинны при условии ограничения времени пребывания под водой до одной минуты:
    Жить под водой человеку нельзя — это не его родная стихия.
    Человек может жить и под водой при задержке дыхания.
Продолжение примера 2.2.
Наш клиент — человек достаточно зрелый, образованный и воспитанный. Он многое знает. И вот в беседе появляется «батискаф» — аппарат для погружения в глубины морские, сделанный на суше, «живущий» и по законам суши, и по законам моря.
    - В нем можно жить, хотя это очень ограниченное пространство, «отвоеванное» у враждебной стихии.
    - Да, в батискафе мне не страшно погружаться в пучину!
Батискаф сам есть воплощение парадокса — «кусочек суши в морской пучине». «Кусочек суши» это – известное, продукт науки и техники, инструмент исследования морской пучины. «Морская пучина» - неизвестное, в которое погружается батискаф. Рациональная мысль человека похожа на батискаф — маленькая отвоеванная культурная площадка, где только и может жить Разум. Погружение разума в «пучину иррационального» под названием «житейское море» и есть поиск истины в бесчисленных потоках «правды». Даже если и не найдется «истина», разум уцелеет в этом «батискафе» (рациональная мысль в иррациональном) и вернется из путешествия неповрежденным и не расплющенным чрезмерным давлением глубины. Вот мы и добрались до наставительной беседы-совета. Общие рассуждения тем и хороши, что они на самом деле «общие». Выводы по общим суждениями можно распространять на многие явления. Общие суждения приводят нас к вечным темам, к тому постоянству, которым обладает идеальное — идеалы, идеи, образцы. Общими суждениями оперирует научное мышление. Что же тогда есть «научное мышление»?
А. С. Пушкин в своем очень известном стихотворении выразил нечто, что можно в духе дианализа интерпретировать как общие суждения и представления о науке, о научном мышлении, о тех узловых пунктах научного творчества, которые определяют успех научного поиска:
    О сколько нам открытий чудных
    Готовит просвещенья дух,
    И опыт, сын ошибок трудных,
    И гений, парадоксов друг,
    И случай, бог изобретатель.
В этой краткой формулировке, кажется, учтено все, что наиболее значимо для рождения Homo Sapiens, человека мыслящего. Перечислим вслед за Пушкиным:
1. Дух просвещения. Науковеды и культурологи называют это общекультурным фоном эпохи, «духовной атмосферой», которая формирует стиль научного мышления. Дух просвещения — это сплав идей и достижений науки (научные парадигмы), философии, литературы и искусства.
2. Опытное знание, основанное на коррекции ошибок! Человек не может не ошибаться — не ошибается только исправный автомат, исправная ЭВМ. Человек не может воспроизвести что-либо без «добавок» или изменения. Эти «добавки» — источник и ошибок, и творчества!
3. Парадоксально мыслящий ум — это и есть гений человека мыслящего. Мыслить парадоксально — это выходить далеко за рамки привычных и общеупотребимых концепций и мнений, это отрыв от обыденной очевидности происходящего, это проникновение в сущность вещей.
4. Случай, бог изобретений. Когда открытие хорошо подготовлено, когда теория хорошо продумана, когда необходимо, чтобы что-то важное открылось, только тогда это открытие и случается. Яблоко падает на голову Ньютона, и он тут же «случайно» думает о всеобщем законе гравитации. Архимед моется в ванной, и тут ему «случайно» приходит формула гидростатики, так «случайно», что ученый выскакивает из ванны и нагишом бежит к людям: «Эврика! Я нашел!»
5. Чудо, «пятый элемент» научного творчества — само чудо открытий.
    Научное открытие, подготовленное духом просвещения (1),
    опытом преодоления ошибок (2),
    гением мыслителя парадоксами (3),
    случайностью, почти божественной (4),
    открывается, тем не менее, чудесным образом (5).
Запомним Пушкинскую пентаду:
    • Дух.
    • Опыт.
    • Парадокс.
    • Случай.
    • Чудо.