воскресенье, 3 апреля 2016 г.

Неисключенное третье

 

Сокращённый вариант 2 главы «Элементарного учебника дианализа»,
ссылки, комментарии и приложения см. в ученике
 
Завьялов В.Ю.
5. Неисключенное третье
Наиглавнейший закон формальной логики требует, чтобы из двух противоположных по смыслу суждений одно было бы «ложным», а другое — «истинным», а третьего «не дано». Закон так и называется — «закон исключенного третьего». Закон этот требует точного разделения «истинного» и «неистинного», заставляет отбрасывать «ложные» суждения, устраняя саму возможность парадоксов. С точки зрения формальной логики невозможно понять парадоксальные притчи Иисуса Христа: «Если зерно не умрет, то и не даст жизни», «Кто не отдаст за меня душу, тот не спасется». С формально-логической позиции это полная чушь, «галиматья». Как можно, умирая, спастись? Чтобы стать бессмертным, надо умереть? Или еще более странно: чтобы жить, надо умирать. Логика не допускает одновременного существования двух противоположных процессов — жизни (объединения) и смерти (распада). Однако в реальной жизни эти два процесса протекают только вместе! Жизнь — это распад и объединение, анаболизм (соединение) и катаболизм (распад вещества), что вместе объединяются в понятие «метаболизм» (обмен веществ в живом теле). А что в диалектике? Диалектика объединяет противоположности «третьим термином»: Жизнь — Смерть — Рождение! Диалектически, «рождение» объединяет «жизнь» и «смерть». «Сложная простота» терапевтической диалектики Homo sapiens:
    Человек не хочет «умирать» и не хочет «жить», поэтому «не может родиться».
    Человек не хочет «так жить», а хочет только умирать, поэтому не может родиться.
    Консультант не может «родить» в клиенте человека, потому что не может «умерщвлять» в нем невротика, «прошлого человека», «болезнь» и т. д.
    Консультант не может породить в клиенте Человека, потому что не может «отменять смерть» и делать клиента бессмертным, вечно живым во всем!
Что же делать? Давать клиенту умереть и давать ему жить! Поддерживать и жизнь, и смерть, тем самым, обеспечивая рождение в нем человека! В этом «майевтика» Сократа — «роды души»!
Пример 2.3.

Весьма развитый во всех отношениях музыкант, живущий в Германии. Он — бывший россиянин, лечиться у немцев не может — «психоаналитики не понимают». За помощью он «приехал на дианализ». У него страх смерти. Год назад ему стало плохо в горах, и он подумал, что «умирает» (хотя и не умер, до сих пор живой). Размышляем вместе с ним о притче Христа «о зерне»:
    – Я обсуждал это место в Библии с одним пастором, но лично к себе не могу применить эти рассуждения. Мне страшно даже подумать о смерти…
    – Скажите, пожалуйста, что такое ваша кожа, ее поверхностный слой?
    – Кажется, эпидермис.
    – Что такое «эпидермис»? У вас много знакомых медиков, вы должны знать это.
    – Это ороговевшие клетки кожи. Они защищают тело от внешних воздействий.
    – Ороговевшие, следовательно, «мертвые». Эпидермис — это омертвевшая, «задубившаяся» на ветрах и в соленой воде, собственная «шкура». Ваше тело сплошь покрыто мертвыми клетками!
    – ??!
    – Разве не так?
    – Все правильно, но я так никогда не думал о себе. Мертвые клетки?!
    – Да, мертвые клетки! Если вы пораните кожу, повредите этот омертвевший слой кожи, этот «панцирь смерти» на теле, то в этом месте будет рана, а в ней будут раскрыты живые клетки тела, и будет сочиться кровь и лимфа. Вы залепите это место чем-нибудь «неживым» — лейкопластырем, так?
    – Да, рана — это живое тело, проглядывающее через покровы... Как вы сказали, «панцирь смерти»?
    – Смерть охраняет вашу жизнь!
    – ??
    – Мертвые клетки эпидермиса охраняют тело от вредных воздействий среды, от другой жизни — паразитов, бактерий, других существ, которые хотят воспользоваться вашими живыми, сочными клетками. Смерть в облике эпидермиса, таким образом, есть необходимое условие охраны вашей драгоценной жизни. Если клетки кожи не умрут, превратившись в эпидермис, то они не дадут жизни другим, новым клеткам. Умирание одних клеток есть условие рождения и жизни других клеток. Жизнь — это постоянное рождение заново!
    – Вы знаете, и в музыке это есть. Звук рождается и умирает, уступая место другому звуку, которому суждено тут же умереть… Но умирающие и рождающиеся звуки создают мелодию, а мелодия — это есть форма жизни музыки…
    – А вы как музыкант порождаете эти звуки, из ваших пальцев исходит эта форма жизни музыки — мелодия. Звуки живут кратко, замирают. Умирая, они создают божественную тишину — музыкальную паузу, в которой появляются новые звуки, еще прекрасней. Какую паузу может держать хороший музыкант?
    – Долгую!!!
В данном фрагменте дианалитического консультирования «неисключенным третьим» явилось понятие «панцирь смерти», которым была обозначена роль кожных покровов тела. «Панцирь» символизирует защиту жизни, а также границу между живым и неживым. Для целей терапии (излечение панического страха смерти, страха умирания) пограничная роль панциря была усилена предикатом «смерть». Эпидермис, таким образом, был определен границей между жизнью и смертью. Снаружи он «мертвый», принадлежит царству смерти, а изнутри он живой, принадлежит живому телу. Без этой оболочки невозможно существовать как живое существо. Этого клиент не мог отрицать. Ему пришлось согласиться и с парадоксальной мыслью о том, что «смерть защищает жизнь». Бояться смерти стало просто неприлично. Тем более что увлеченный беседой клиент сам подыскал аналог смерти — музыкальную паузу («смерть звука»). Не только подыскал, но и осмелился назвать долгую паузу «смертью».
Такой результат дискуссии Виктор Франкл назвал бы «парадоксальной интенцией». В дианализе «парадоксальная интенция» существует не как врачебное предписание «делать наоборот», а как следствие диалектической беседы, в которой тезису находится антитезис, и оба они объединяются в некое третье понятие, где они не уничтожают друг друга, а примиряются. Примирение противоположностей есть парадигма дианализа (метафора «Лука и Лиры», см. ниже). В отличие от философии, дианализ есть практическое занятие, искусство помощи, поэтому работа не ограничивается только лишь логистикой «тезис-антитезис», только лишь абстрактно-понятийным анализом-синтезом. Дискуссия, которая по своей природе есть философский спор об истине, в дианализе подталкивает человека «определиться» в ситуации, определить приоритеты в своей жизни, подготовить себя интеллектуально и морально к выбору и поступку.