вторник, 2 февраля 2016 г.

Дуновение смысла



Часть 3
            Диасинтез
         
Глава 15
Модель PSR (PERSON-SYMBOL-REALITY)
          

Дуновение смысла

            Модель PSR, выраженная графически, одухотворённая Троичным Объектом и обоснованная Абсолютной диалектикой, позволяет работать с ней как с символом, в котором синтезированы: знание и незнание, понятное и непонятное, выразившееся и не выразившееся, логическое и алогическое, «наука» и «искусство», рациональное и иррациональное. Знание, которое можно получить из этой модели, есть выводное знание. Из этого символа, как из глубокого, бездонного колодца, вот-вот повеет глубоким смыслом. Стоит заглянуть в него, в этот неиссякаемый источник смысла, и на нас повеет «дуновением смысла».
            Графическая схема модели PRS – конструкция из дух треугольников, в которой малый треугольник с вершиной, направленной вниз, вложен в большой, вершина которого направлена вверх, - есть древний символ духовного центра и аналог так называемой «Печати Соломона», где два противоположных треугольника равным образом олицетворяют два взаимодополняющих принципа40. Рене Генон в своей книге «Символы священной науки» даёт описание такой же конструкции из дух треугольников, считая это знаком «горы и пещеры»: большой треугольник – «гора» (древний символ духовного центра), малый и перевёрнутый – «пещера» (более молодой символ духовного центра). Перевёрнутый треугольник по Геногу символизирует также «сердце» (центр человеческого существа), «чашу Грааля», которая в свою очередь есть и «божественное сердце» и «божественная книга», «Божественный центр», в котором до грехопадения пребывал Адам [12]. Генон рассуждает о «горе и пещере» так: вначале человеческой истории вся истина целиком была доступна всем, как лицезрение вершины горы, поэтому гора и олицетворяла «духовный центр»; но затем та же истина стала доступна лишь для более или менее ограниченной элиты (это совпадает с началом инициации) и скрыта от большинства людей, как пещера», которая скрывает свои тайны. Несмотря на такие исторические изменения центр не покинул гору41, но лишь ушёл с её вершины в глубину [12, с. 244-245]. Это изменение, с другой стороны, считает Генон, есть «инверсия», в силу которой «небесный мир» (гора) стал, в некотором роде, «подземным миром» (пещера).
            Мы может из этого же сложно составного треугольника вывести диалектическую пентаду.
            Первый момент пентады – Одно, Единое. Это большой треугольник, который включает в себя все остальные треугольники. В нём всё сливается в нерасчленённое единение – личность, реальность, символ и, конечно, все проблемы, какие только возможно вообразить
            Второй момент пентады выводится из первого противопоставления Большого треугольника и Малого – это первая антиномия: гора и пещера, верх и низ, прямое и обратное, внешнее и внутреннее и т. д.
            Третий момент пентады – Становление, синтез Одного и Двух (здесь «Два» это – не-Одно, многообразие, Многое): три треугольника образуют один Большой, создают иллюзию «ещё одного треугольника», три как один – «один за всех, все за одного» (три мушкетёра как один Д'Артаньян, один Д'Артаньян как три мушкетёра), Единое-во-Множестве, Многое как Одно – алогическое становление сущности.
            Четвёртый момент пентады – Ставшее, воплотившееся  во-плоти находящееся, фактичность мысли. Фактически мы имеем четыре треугольника, а не три, один или пять. Это – факт, материальный результат комбинирования геометрическими фигурами.
            Все наши рассуждения воплотились в четыре треугольника. Их можно разъединить и рассматривать по раздельности, атомарно. Фактически мы можем говорить о конкретной личности («Иванов Иван Иванович»), о конкретной реальности («Иванов сейчас спит в собственной постели, не надо его будить»), о конкретном символе (постель символизирует «иной мир», некую «обитель», «пещеру», куда можно спрятаться), о конкретной проблеме данной личности. Последе (проблема) нас особо сейчас интересует. Скажем, И. И. Иванов должен проснуться и приступить к работе, но он продолжает спать, и сновидение, которое он «видит», защищает его как от пробуждения, так и от беспамятного погружения в сон. Сновидение есть «неполный синтез» указанных противоборствующих тенденций – «спать-работать». Оно и есть для Иванова «проблема». Он «видит» своего начальника уже умершим, поэтому сразу же «соображает» - «зачем идти на работу, если начальника уже нет!» Тут же во сне он сокрушается и одновременно радуется такому обстоятельству, но не долго – «мёртвый» начальник начинает тянуть его к себе в могилу со словами: «спать будешь здесь»… На этом сон может окончиться и наступит пробуждение «от ужаса в поту», которое ничем не лучше пробуждения «с бодуна». И так далее. Проблема получается очень даже конкретная, фактичная, материализованная, телесная до крайней степени, т. е. во-площённая, что и требовалось доказать.
            Пятый момент пентады – Нестановящееся, символ и миф. Пять треугольников, которые можно насчитать в уме, есть «миф». На самом деле мы взяли только три треугольника, а остальные два вывели «из небытия» с помощью Мысли и Слова. Сначала это были Гора и Пещера, потом появились «Чаша Грааля»  «Сердце». «Божественная Книга» и т. д. Наконец, и это самое главное, мы можем из этой фигуры вывести и Троичный Объект, Пресвятую Троицу, как это вывел на своей знаменитой иконе «Троица» Андрей Рублёв.
________________________________
            40 Такое совпадение «схемного логоса» было обнаружено мною уже после того, как модель PSR была расписана по деталям.
            41 В Абхазии знаменитая новоафонская пещера находится под горой Иберия, которая считается духовным центром абхазского народа. На вершине горы сохранились остатки древних крепостных сооружений. В самой пещере проводятся концерты духовной музыки, а пещеру называют «душой и сердцем Абхазии».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ...
Начало: http://www.dianalysis.ru/2015/11/blog-post_20.html