вторник, 2 февраля 2016 г.

Троичный Объект в дианализе



Часть 3
            Диасинтез
         
Глава 15
Модель PSR (PERSON-SYMBOL-REALITY)
          

Троичный Объект в дианализе

            Троичный Объект есть философско-диалектическое обоснование христианского догмата Абсолютной Личности – Троицы единосущей и нераздельной. В основе бытия заложено личностное бытие, в основе абсолютного бытия – Абсолютная личность. Абсолютная личность есть «первое и последнее, очевиднейшее и конкретнейшее бытие». «Слишком ясно, что всякое мировоззрение, утверждающее в основе бытия не-личностное начало, есть мировоззрение абстрактное, не вполне реальное, оно утверждает только частичные сферы, одно в ущерб другому, а не все вместе в неделимой целостности» Наиболее конкретное сознание поэтому не может не утверждать Личность в качестве абсолюта» (Доп., С. 463, курсив Лосева). Личностное существование требует для себя другой личности, с которой будет происходить личностное общение (личность есть граница с другой личностью), поэтому и Абсолютная личность трубует для своего бытия существования других лиц (ипостаси для Абсолюта, социум для человека)
            Мифологическое учение о троичности Лиц Божества разрешает эту проблему – личного и социального бытия – на абсолютном уровне, который не зависит уже ни от каких «теорий», «концепций», «онтологий», «гносеологий», «эпистемий», «интерпретаций», «авторских версий» и прочего (для этого и нужно такая «точка отсчёта», «высший эталон»). Личность едина и неделима, одновременно – множественна, выражает социум, а не только себя одну как индивидуальность. Диалектика показывает, как это мыслимо – «Один равен трём, а три равны Одному», т. е. 1=3 и 3=1. Естественно, что это не счётная проблема и не «математика». Это и не парадокс. Это – абсурд, первое испытание в личностном развитии верующего по П. Флоренскому37. Как говорил Тертуллиан: «Верую, ибо абсурдно». Если нет никакого абсурда, и «всё понятно», тогда вопроса веры вообще нет – есть «игры разума». Абсурд ставит непреодолимую преграду перед разумом человека, создаёт настоящую тайну происхождения и исхождения божественного, а не «секрет», который не всегда и не для всех является «тайной»38. Как говорили святые отцы, того, кто посмеет «подглядеть тайну Троицы» ждёт наказание безумием39.
            В Пресвятой Троице Бог остаётся непознаваемым, но открывающим себя в Троице и едином Имени. В крёстном знамении «Во Имя Отца, Сына и Святого Духа» три Лица имеют одно Имя, а не три. ФИО – одно «триединое» имя для одной личности, именующее три «лица» из реальной жизни человека: его самого (личное имя), его отца (отчество), его семью, род (фамилия). Фамилия, имя и отчество, таким образом, есть мирской аналог Троичного Объекта, что говорит о том, что догмат Пресвятой Троицы заложен в основание нашей культуры, менталитета и языка.
            Владимир Лосский в «Очерке мистического богословия Восточной Церкви» пишет: «Откровение о Троице, как об изначальном факте, абсолютной реальности, первопричины, которую нельзя ни вывести, ни объяснить, ни найти, исходя из какой-либо другой истины, ибо нет ничего, Ей предшествующего. Апофатическое мышление, отказываясь от всякой опоры, находит свою опору в Боге, непознаваемость Которого явлена как Троица. Здесь мысль обретает непоколебимую устойчивость, богословие находит своё обоснование, незнание становится знанием» [30].
            Святая Троица, как Троичный Объект абсолютной мифологии и абсолютной диалектики, может быть представима в простых диалектических построениях так:
            о Бог-Отец существует, не существуя;
            о Бог-Сын познаёт, не познавая;  
            о Святой Дух действует, не действуя.
            Здесь катафатическое мышление («существует», «познаёт», «действует») антиномически абсолютно уравновешено апофатическим мышлением («не существует», «не познаёт», «не действует»). Вот она, Абсолютная гармония! Абсолютный образец гармонии в воле, в мысли, в действии.
            Это даёт нам возможность признать триединство существования-познания-действия или онтологии, гносеологии и праксиологии, о чём уже не раз говорилось. Онтология, следовательно, не отделима от гносеологии и практики(1), практика не отделима от гносеологии и онтологии (2), гносеология не отделима от практики и онтологии (3).
____________________________________
            37 Стадии веры в фило- и онтогенезе по Павлу Флоренскому: 1) полное доверие и послушание, отказ от рассудочной деятельности – «верю вопреки стона разума»; 2) вера как источник высшего разумения – «знаю, потому что верю»; 3) слияние границ знания и веры – «уразумеваю веру мою» [29].
            38 В этом смысле любая «Тайная доктрина» (Елены Блаватской, например) есть самый настоящий «секрет», который можно продать, обменять на что-нибудь, которым можно соблазнить других людей, и который можно в конце концов разоблачить, как, например, «секрет воскрешения умерших людей» Г. Грабового.
            39 В этом я лично убедился в первый же месяц работы психиатром-интерном. Мои первые клиенты из «палаты хроников» были: «Бог» (пациент с парафренией, считающий себя богом) и «Сын Бога» (параноик, утверждавший, что он «сын бога», т. е. Иисус). Очная ставка обоих в ординаторской ни к чему хорошему не привела – каждый признал другого «дураком» и «идиотом»; философского спора о триединстве «Лиц» не получилось. Остальные случаи «идентификации с богом» также свидетельствовали о полном невежестве этих клиентов в вопросах Троичного догмата.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ...
Начало: http://www.dianalysis.ru/2015/11/blog-post_20.html