пятница, 15 января 2016 г.

Способы познания в диагностике




Глава 10 
Опыт защиты научных основ психиатрии



Способы познания в диагностике
             
         Как и в любой другой познавательной деятельности человека в диагностической работе (и в диагнозисе) можно выделить два главных, противоположных друг другу, способа познания:
  • Чувственный, интуитивный, описательный (феномен)
  • Рационалистический, понятийный, объяснительный (ноумен).
            Если преобладает первый способ познания в познавательном стиле человека, то говорят о феноменологическом подходе. Если преобладает второй – говорят о научном подходе, он же индуктивно-дедуктивный, логический, рационалистический. В чистом виде эти подходы в диагностической процедуре не применяются. Всегда есть смесь – гармоничный синтез, в лучшем случае, либо наслоение или комбинирование обоих подходов с той или иной асимметрией, т. е. перевесом в сторону феноменологии или ноуменологии, «логистики». В самом деле, если применять так называемую «феноменологическую редукцию» Гуссерля к познанию некоторого поведения человека в конкретной ситуации, то мы ни к какому «истинному» знанию никогда не придём. Все получаемые нами знания будут не истинными, поскольку они будут отражать некую точку зрения «со стороны», а до истинного субъекта мы не доберёмся, т. к. он всегда есть «трансцендентный субъект», исчезающий из ловушек разума. При проведении феноменологической редукции мы получаем понимание другого как себя, переживание, созвучное с переживанием другого, так называемый «резонанс», но каких либо достоверных знаний не получаем. Если мы отрицаем логос и свет истины, то не увидим истины, одетой в одеяния лжи и неправды. Если же мы используем только логический тип познания, то впадаем в так называемый «логицизм» (гегелианство) и рационализм.
            Когда Гегелю говорили, что его логические синтезы не соответствуют реальности, он отвечал: «Тем хуже для реальности». Если использовать метафору кентавра, то гегелианство и панлогизм – это обрубок туловища с головой человека и руками до пупа. Лошадиного торса с четырьмя ногами и копытами, которыми тело кентавра упирается в реальность, нет: тем хуже для самой реальности. Результат феноменологической редукции в этой метафоре выглядит примерно так: скачет лошадь без головы, не отрывая копыт от реальности, а на ней ещё и всадник без головы. Обе отсутствующие головы вместе и есть «трансцендентный субъект». Это, конечно, большое преувеличение и избыточная наглядность мысли («свежая понятность» медицинской диагностики), но в принципе так и есть на самом деле. Именно так и следует мыслить «чисто феноменологически. Логикой проверяют феномен, а феноменом «обрабатывают» логические инструменты, как бы «закаляют» их на оселке критицизма и негативизма. Цикл смены проверки-обработки повторяется сколько угодно раз, пока у исследователя не возникнет отчётливое понимание самой проблемы, т. е. в чём на самом деле суть происходящего с человекам, что он, собственно говоря, «выражает», какой предмет мысли и переживаний находится в сознании и отражается в высказываниях, которые не всегда логичны, артикулированы, связаны друг с другом, и т. п. Как известно, в любом тексте – сказанном или написанном – существуют отголоски множества других текстов, что получило именование «интертекстуальность».
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ...
Начало: http://www.dianalysis.ru/2015/11/blog-post_20.html