пятница, 15 января 2016 г.

Диагноз как проблема


Глава 10 
Опыт защиты научных основ психиатрии

Диагноз как проблема            

Мы неизбежно приходим к выводу, что любой диагноз, взятый как символическое выражение синтеза сущности болезни и явлений этой болезни в форме «симптомов» и знаков, есть всегда антиномия разума: ведь сущность и явление никогда не уничтожают друг друга, не растворяются друг в друге, не замещают друг друга.

Всё как и в браке. Мужчина и женщина всю жизнь любят друг друга, тянутся друг к другу, но при этом вечно спорят, ссорятся, обосабливаются, отталкиваются друг от друга, пытаются быть автономными и свободными, привязываясь друг к другу всё сильнее и сильнее. Разве это не проблема? Это и есть самая настоящая проблема, которая никогда не «решается», но постоянно «разрешается» в форме удачного, примиряющего противные стороны, синтеза.
            
То же самое в психиатрическом диагнозе, где сталкиваются непримиримые противоречия: сущность болезни – форма приспособления к жизни (шизофрения как нормальный ответ на ненормальные требования социальной среды), способ выживания или сохранения своей целостности, идентичности, чести и достоинства; и конкретные, часто омерзительные для самого человека и для его ближайшего окружения, проявления этой приспособительной тенденции, например, пьянство или наркотизм, психопатические выходки, раптус у тревожных и тоскливых людей.
            
Еще одно доказательство того, что «диагноз» есть проблема, заключается в следующем: концепция «болезнь» и концепция «здоровье» есть чистые абстракции, которые составляют антиномию и пару оппозиций (из моря бинарных оппозиций). Болезнь не переходит на здоровье, а здоровье – на болезнь. Диагноз и есть «временное перемирие» этих двух противоречий, найденное в локальном месте и в определенном времени.

Здесь уместно вспомнить фразу, приписываемую К. Марксу: «Болезнь – это стесненная в своей свободе жизнь». Маркс был диалектиком и мыслил сложно. «Стеснённая в своей свободе» - определение болезни. «Жизнь» - это самое широкое определение здоровья. Вернее, здоровье есть интегральный показатель жизнедеятельности. Эту жизнедеятельность можно измерить по главным критериям здоровья ВОЗ. 
Здоровье – это состояние:
            - физического благополучия,
            - психологического благополучия,
            - социального благополучия.      
Остается ли больной человек «благополучателем»? Может оставаться в какой-то мере. Например, очень больной человек может получать достойную помощь от других людей. К нему в палату будут приходить друзья, любимые и близкие, а вход будут охранять от злых врагов доблестные спецназовцы, как это показывают в фильмах про «Ментов».

Разве это не социальное благополучие? Отличные дружеские отношения, взаимопомощь и выручка, альтруизм и участие. Это, конечно, высшее социальное благо. А вот физического благополучия нет – человек прикован болью и нарушением функций к постели. Но на душе у него спокойно. Он счастлив, что выполнил свой долг, хотя и поплатился за это тяжелейшей травмой. Он преодолевает боль и молится Богу. Мысль о Спасе Нерукотворном вдохновляет его. Сердце его наполнено радостью и благодарностью судьбе. Разве это не психологическое (духовное и моральное) благополучие?
            
В дианализе «проблемой» именуется такое столкновение противоположностей, при котором образуется «неполный синтез» наподобие кентавра. Кентавр – наполовину лошадь, наполовину человек. Человеческое не сливается с животным, но и не разъединяется с ним. Кентавр – и не животное, и не человек, а нечто третье с новыми признаками и того, и другого.

История (мифическая) говорит, что все кентавры, кроме Хирона, были буянами, драчунами и хулиганами, т. е. «проблемными существами», проблемными личностями. Хирон – счастливое исключение. В нем случайно произошел гармонический синтез лошади (животного) и человека (Бога). У остальных кентавров был неполный синтез двух природ, что приводило к конфликтам.
            
Так и психиатрический диагноз часто имеет форму кентавра. Например, такой: «Онейроидно-кататоническая шизофрения. Шубообразный тип течения. Фаза ремиссии. Практически здоров». Здесь встретились две природы: безумье (онейроидная кататония) и психическое благополучие (здоровье). Человек пережил «нашествие» образов, на некоторое время «остолбенел» от созерцания развертывающихся ужасных и прекрасных одновременно картин бытия, как жена Лота, обернувшаяся назад и посмотревшая как разрушаются Содом и Гоморра.

Психоз закончился, оцепенение прошло и человек снова стал реалистом, приступил к обычным занятиям. Он не хочет вспоминать то, что с ним было, потому что эти воспоминания возвращают его к состоянию безумного страха-счастья. Он одновременно здоров, и не здоров. Диагноз фиксирует эту проблему.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ...