суббота, 16 января 2016 г.

Бытие-смысл



Глава 13
Реальность – источник проблемы

Бытие-смысл

            В отличие от собаки в ящике Скиннера, человек, конечно, многое понимает, о многом наслышан, о многом знает, многое может предполагать, многое может осмыслить, т. е. может построить внутреннюю сторону реальной действительности, которая есть Бытие-смысл. Тут уже ничего случайного нет. Смысл существует необходимо, он вытекает из самого же смысла, т. е. порождён не случайным фактом, а самим же смыслом. «Бог терпел, и нам велел!» Вот и найден смысл пребывания в любой «тюрьме народов» (так говорили о России в период империи), в любом «ящике Скиннера», в любом «концлагере». В ящиках, лагерях, тюрьмах Бога нет. Он – на Небесах. Смысл терпеливого поведения исходит оттуда, с небес, а не со стен камеры, «ящика» или от любого действительного факта этой самой действительности.
            Бытие-смысл есть внутреннее содержание вещи, предмета, человека или отдельного действия, то, что можно подумать о вещи, предмете, человеке. Здесь Бытие-смысл и сущность совпадают, но не тождественны. Бытие-факт совпадает с явлением, но они не тождественны, поскольку предмет рассуждения иной. Мы сейчас говорим о реальной действительности, а не о символе (и не о личности, которая есть синтез субъекта и объекта), поэтому в наших размышлениях появились «факты» и «смыслы» этих фактов. Реальная действительность есть синтез внешнего (факты) и внутреннего (смысл). Это – «субстанциональное тождество смысла и его инобытия в факте» (А. Ф. Лосев). Проще говоря, реальность есть некая субстанция, т. е. то, что в принципе можно «пощупать», воспринимать органами чувств, то, что даётся нам с помощью ощущений. «Субстанциональное тождество» означает, что в каждом кусочке реальности, сколь бы малым он ни был, всегда есть некий смысл, который «не прощупывается» и не воспринимается органами чувств, но воссоздаётся именно  при прощупывании и восприятии. 
Смысл не отделим от своего материального воплощения – инобытия. В реальной действительности нет отдельно «факта» и «смысла», есть всегда «субстанциональное отождествление» факта и смысла, т. е. смысл тождественен факту, а факт – смыслу. Это – не «два в одном» (в субстанции), а один всегда берется как «другой»: факт берется как смысл (интерпретация), а смысл берется как факт (интерпретация отождествляется с фактом, который в этот момент является «свидетелем» или «вещественным доказательством»). Ничего сложного в этих рассуждениях нет, но надо напрячь мыслительные способности (различение-отождествление), чтобы разобраться в вопросах существования: что существует, а что не существует. Это – главный вопрос философского реализма. Существует ли смысл? Да, существует. Общий вопрос – общий ответ. В вопросе не спрашивается о том, что необходимо иметь, чтобы смысл существовал. Если бы спрашивалось: Что требуется для существования смысла? Ответ: Чтобы смысл существовал, требуется факт, инобытие смысла. А что необходимо иметь, чтобы существовал факт? Чтобы факт существовал, был, требуется инобытие этого факта – смысл. Чтобы факт был, требуется смысл. Смысл не подменяет факта, а факт – смысла. Вот это и есть философское определение реальности в дианализе: субстанциональное тождество факта и смысла.
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ...
Начало: http://www.dianalysis.ru/2015/11/blog-post_20.html