пятница, 15 января 2016 г.

Различение вопросов «что?» и «о чём?»




Глава 11. 
Символ-проявитель проблемы



Различение вопросов «что?» и «о чём?»

            Вопрос «Что?» относится к вопросу существования. Существует ли на самом деле тот рыбак, о котором только что шла речь? Существуют ли удочка, речка, песочек, червячок, язь, голодная семья? Существуют ли любовь и счастье? Это – вопросы онтологии. А к чему относятся, например, символ, мысль, личность рыбака? Есть у рыбака личность или нет? Кто-то ждёт его дома? Кто-то любит его? Кто-то помнит о нём, будет тосковать о н1м, если вдруг он утонет?
            Символ, один из трёх персонажей сказки, является универсальным средством нахождения ответов на вопрос «О чём?». О чём говорит замерший поплавок? О том, что рыбы нет, либо она сыта и не хочет приманки на крючке. Можно на этот вопрос ответить и так: «Сегодня атмосферное давление низкое, у рыбы плавательный пузырь раздулся, плавать рыбе трудно, есть ничего она не хочет, клёва и нет». О чём говорили с рыбаком Мысль и Сущность? О том, чего нет перед глазами, о том, что не существует здесь и сейчас, о том, чего вообще нет во внешней, видимой реальности, но есть в мысли.
            Рыбы вообще не бывает. Есть язь, щука, чебак, плотва. Понятие «рыба» существует, но предмета «рыба» вообще – нет. Любви и счастья тоже нет «вообще». Есть любящий человек, есть любимый человек, а «любви вообще» - нет, как нет и «счастья вообще». Поэтому правильно пишут «зеки» на своих телах: «Нет счастья». Правильно говорят тоскующие девицы: «Любви нет!» О чём это они? Да ни о чём! А если ни о чём, то про это «ни о чём» нельзя сказать, правильно это или неправильно.
            Ответ на вопрос «О чём?» всегда будет правильный и не правильный одновременно. Счастье и есть, и его нет, оно бывает и не бывает, оно будет и не будет.
            Мудрецы говорили, что более или менее достоверно о счастливой жизни можно судить только в самом конце жизни. До последнего вздоха несчастье может смениться счастьем. Например, человек всю жизнь провёл в ожидании какой-либо вести, допустим «благой». Вся жизнь прошла в напрасном ожидании – весть так и не пришла. Вот человек уже на смертном одре, вот-вот погаснет сознание и вдруг приходит благая весть, которую он так ждал. Счастье!! Вот оно! Один миг! Глубокий, удовлетворенный выдох: «Теперь я счастлив». Человек умирает счастливым. Преждевременные оценки каких-либо событий как «счастливые» чреваты глубочайшими разочарованиями.
            Лао-Цзы высказывался: «Трудно поймать чёрную кошку в тёмной комнате, особенно если её там нет». Это о ситуации спутывания двух вопросов «Что?» и «О чём?». Если говорить о чёрной кошке, то мы уже о ней сказали, она уже появилась в нашем сознании и нашем размышлении. Мы можем приписать нашей «виртуальной» кошке какие-либо свойства, к примеру, растворяться в темноте, становиться самой темнотой или чернотой. Кошки в этом смысле – символ кромешной тьмы, символ ночи, неизвестности.
            Один объект может говорить о другом объекте. Это и есть самое общее определение символа. Философски, символ – «инобытие смысла». Другой предмет для «этого» и есть искомый смысл. Вот засушенный цветок, спрятавшийся между страницами толстой книги. Сам по себе он – труха трухой. Но на нём почиет смысл тайных любовных свиданий, томных взглядов и сладких поцелуев. Эта вот труха указывает на другие объекты. Это и есть «инобытие смысла» прошедшей любви, воспоминания о которой тоже прячутся между страницами биографической книги, книги-судьбы. Воспоминания эти по сути такая же «труха», как и сухой стебелёк, но они указывают на чудные мгновения. Подумаешь, вспомнилось какое-то незначительное событие: подал барышне пальто, а она не сразу попала рукой в рукав, пришлось слегка прижаться к ней, это было в тёмном коридоре, на полу было много окурков и шелухи от семечек и так далее. Надо же, какие подробности, но куда деть «чудные мгновения», они же помнятся. В груди всё млеет и поёт: «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты…» Явление и сущность.
            Получается, что в символе как-то сходятся несводимые друг к другу категории – Познающий и Познаваемое. Познаваемый предмет не может «знать» того, что может узнать у него познающий, а познающий не может познавать без ничего не знающего объекта. Парадокс! Но в действительности засушенный цветок ничего не знает о «чудных мгновениях». В нём нет ни запаха женщины, ни энергии влюбленного юноши. Однако он позволяет узнать обо всём этом. Восприятие засушенного цветка заставляют ум создавать или воссоздавать картины счастья и говорить об этом.    
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ...
Начало: http://www.dianalysis.ru/2015/11/blog-post_20.html