вторник, 29 декабря 2015 г.

Диалектическая пентада


Часть 2. диагнозис
Глава 9. Раскрывающийся смысл

Диалектическая пентада

Диалектическая пентада – способ полного определения сущности. Чтобы мыслить реалистически, т. е. мыслить саму реальность или допускать, чтобы сама реальность мыслила себя в нашем мышлении, необходимо постоянно преодолевать раздвоение этой самой реальности в процессе мышления на «внешнее» и «внутреннее», «материальное» и «идеальное», «вещь» и «имя», «субъективное» и «объективное».

Но чтобы начать мыслить и чтобы существовать как мыслящее существо, необходимо разделять реальность на Познаваемое и Познающее, другими словами – на «Объективное» (познаваемый объект) и «Субъективное (познающий субъект). Без этого разделения никто не сможет сказать «Я мыслю» или по-декартовски: «Мыслю, следовательно, существую». Если меня самого нет в мысли, то это вовсе и не я мыслю. А если есть только я, но нет предмета мысли, то мыслить нечего, и кроме меня одного нет ничего.
           
Что объединяет Мыслящее и Мыслимое? Имя, разумное слово объединяет и скрепляет в неразрывный союз эти инстанции. А. Ф. Лосев в своих работах так и говорит: «Слово есть арена встречи познающего субъекта с познаваемым объектом». Высшая реальность для человека есть познание объектов мира в разуме:
                       
Я как Мыслящий (1),
Объект как Мыслимое (2),
Слово как Мысль (3).
           
Никак нельзя разъединить эту троицу. Воплощением этой смысловой триады является тело (4). В реальной действительности нет чистого смысла без телесного воплощения, факта, наличности, а в действительной реальности нет чистых фактов или «только фактов» без их осмысления, без потенциального воплощения, т. е. без той «добавки смысла», которая всегда находится в потенции, не воплощается, но освещает смыслом то, что уже стало (5).
           
Эти пять моментов зрелой мысли образуют «пентаду»:
Одно                          Мыслящий «Я»
Многое                      Мыслимый объект
Становление             Арена встречи мыслящего с мыслимым (Мысль)
Ставшее                    Тело человека, созданное мыслью
Нестановящееся       Символ, несущий в себе весь «пентадный» смысл.
           
Названия моментов «пентады» взяты из «абсолютной диалектики» А. Ф. Лосева, которая применима к абсолютно любому предмету познания, в том числе и к познанию человеческих переживаний, проблем, затруднений, симптомов расстройств, личности человека в целом.
           
«Одно» - название первого момента. В качестве «одного» может быть взят любой предмет, главное, чтобы он был взят целиком (как Единое) и только он один без чего-либо другого. Если будет взят ещё «один» предмет, то будет нарушен первый момент, не будет уже именно «Одного». Если таким предметом является личность, то её следует брать без всяких других личностей, без «окружения», только её «одну». Такое полагание личностного бытия является основой персонализма.
           
«Многое» - название второго момента, который есть полная противоположность первому моменту, следовательно, №многое». Второй момент позволяет мыслить предмет в свете своей противоположности и во всех мыслимых границах и раздельности, т. е. в бесконечном множестве интерпретаций. В дианализе по этой причине нет «правильных»№ или «неправильных» интерпретаций, есть только «другие». Интерпретации не коллекционируются, как в психоанализе, например, и не классифицируются. Каждый человек обладает свободой интерпретировать мир по-своему! Интерпретации психотерапевта не лучше и не хуже, они просто «другие».
           
«Становление» - название, ставшее в классической философии «классическим» для обозначения синтеза «тезиса» и «антитезиса» («Бытия» и «Небытия» по Гегелю). Третий момент является противоположностью второго и синтезом «Одного» и «Многого»: «одно как многое» и «многое как одно». В третьем моменте границы познания снова исчезают – появляется «граница границы». Предмет познания становится беспрерывно меняющимся, постоянно превращающимся в свою противоположность – трансцендентность.
           
«Ставшее» - название четвертого момента, который противоположен вечному становлению-изменению. Предмет мыслится как получивший «фиксацию» («гипостазирование»). Он словно «застывает в камне», становится неподвижным, материальным. Это – «софийный» или телесный момент. Это – факт, «инобытие смысла», воплощение триадного смысла «Одно-Многое-Становление».
           
«Нестановящееся» - название пятого момента, который противоположен четвертому. Это и не факт, и не интерпретация, это – символ, в котором «живут» не реализовавшиеся в факте потенции рассматриваемой сущности. Нестановящееся есть Символ и Миф по Лосеву.
           
Пентадный принцип определения сущности выводит мысль из «тюрьмы понятмй» (термин Флоренского), из «узких застенков» стереотипов, «лингвистических и концептуальных трупов» (застывших понятий и «прокисших знаний»). В дианализе «пентада» есть первая «универсалия», первая аксиома, которая не обсуждается, но с которой начинаются все последующие обсуждения и доказательства.

Выразить эту аксиому в простой форме можно примерно так: чтобы познаваемый предмет в процессе познания остался тем же реальным предметом, а не превратился в пустую смысловую оболочку, «только лишь слово», не был бы подменён другим объектом, его следует мыслить одновременно в пяти моментах:

1.      Как нечто одно, непознаваемое, взятое без всяких определений, «взятое сердцем».
2.      Как нечто совершенно определенное, взятое в своих чётких границах и ограничениях, т. е. познаваемое.
3.      Как нечто постоянно меняющееся, исчезающее и вновь появляющееся, непрерывно развивающееся, становящееся другим, но остающееся тем же самым предметом.
4.      Как нечто, воплотившееся в тело, факт, материю, ставшее «иным» для себя.
5.      Как нечто, никогда не становящееся реальным фактом, а пребывающее в своей потенции, в имени (символе) и мифе.

Наибольшая трудность возникает при попытке мыслить одновременно всеми моментами, а не «разбивать» их на последовательные «шаги», «этапы», как это чаще всего принято делать. Хотя это тоже допустимо – мыслить раздельно каждый момент. Но нельзя забывать, что мыслится один предмет в разных моментах, а не разные предметы!
           
«Пентадный принцип» полного определения сущности, таким образом, допускает два глобальных способа «обработки» предмета познания:
Последовательная обработка – от одного этапа (аспекта, атрибута) к другому.
Параллельная обработка – все моменты одновременно.
           
Наилучшие результаты получаются при параллельной обработке, когда предмет познания мыслится «объёмно», как бы «голографически». При таком подходе этот предмет становится словно «ожившим», он живёт в сознании мыслящего, проявляется «всеми гранями».

Исследуется сам предмет, а не его «отдельные стороны», предикаты, определения, «компоненты» или «части». Пентадный принцип позволяет в общем виде оценить возможные искажения восприятия и познания реальности, что является основной «мишенью» дианалитического консультирования и психотерапии.
           
Если предмет мыслить только в первом моменте, то он не представим никак («мышление без предмета»). Так мыслят Бога духовно продвинутые люди – только «сердцем» (верхней частью сердца, если быть точным, поскольку в нижней части сердца бушуют страсти и пороки). Так необходимо мыслить личность клиента – «принимать сердцем», принимать без всяких предварительных определений, без предикатов: «беспредикатное принятие личности».

Но в дианализе это только первый момент, на нём нельзя останавливаться. В крайних случаях психопатологии такое познание, «глобальное, в общем и целом», бывает при маниакально-экстатических состояниях и восторженности. А. Ф. Лосев называл первый момент «умным экстазом», понимая под этим растворение Познающего в Познаваемом, отсутствие всякого разделения, слияние «Я» и «Мира».
           
Если предмет мыслить только во втором моменте, то мы получим голые, вечные понятия о мире, а сам мир скроется от умственного взора за ширмой «уже знаемого» (Иллюзия», «Майя» по-восточному). Реальность, как труп человека или животного в анатомическом театре, будет «вскрыта» пытливым умом, ощупана, взвешена, определена в мельчайших деталях, но это будет уже не действительная реальность, а реальность науки анатомии, где есть только понятия, но самой жизни нет.

Второй момент – это логическое, понятийное описание реальности в застывших понятиях в книгах и других носителях информации, научный взгляд на мир, лишённый морали, эстетики, чувства, сострадания.
           
Если мыслить предмет только в третьем моменте, то мы окажемся внутри «потока сознания» или внутри «суеты сует», когда нет ничего определенного, все меняется так быстро, что не оставляет следа от своего устойчивого пребывания, всё будет казаться лживым, весь мир станет «потоком сознания», только лишь внешними событиями, беспрерывно меняющимися формами непознаваемой сущности.

Суть вещей останется в самих вещах и станет абсолютно непознаваемой. Появится метафизическая реальность, в которой, как в «чёрной дыре! Начнут пропадать смыслы и чёткие очертания действительности, а разум заполнится до краёв идеями бессмысленного существования, будет отравлен квазиэкзистенциализмом – «существует только сущность и ничего более, а сущность непознаваема».
           
Если мыслить только в четвёртом моменте, то мы попадем в мир бездушных вещей, которые собраны в кучу, как на свалке – всего много, всё имеет вещественность, фактичность, явленность, но какой в этих вещах смысл, какой прок, какому спросу они соответствуют, какие потребности человека в них «опредмечены»?

Без триадного смысла первых трех моментов вещь становится и не вещью вовсе, её нет без первых трех моментов. Вот перед нами обыкновенный стол из дерева. Забудем на миг слово «стол» и всё, что мы знаем о столе, о его культурных смыслах, о его функциях и т. д. Снова посмотрим на…. А на что, собственно, посмотрим? Стола ведь нет. А что есть? Есть груда деревяшек.

Наверное, таракан так и смотрит на то, что ранее было в нашем разуме «столом»: поверхности, на которых есть борозды, вмятины, дырочки, оставленные муравьями. Исчезло слово, исчезла и вещь!

Мыслить только одним четвёртым моментом («материалистическим») человеческое сознание не может. Сознание и не нужно вовсе, если не мыслить словами, если не оперировать именами вещей, не общаться с вещами с помощью слова.
           
Если мыслить только в пятом моменте, то мы попадаем в область символа, тех смысловых моментов, которые находятся в символе. Вот флаг. Это, конечно, раскрашенная тряпка, полотнище, которое хорошо развевается на ветру, будучи посажено на древко. Но для знающих людей такой символ это не просто тряпка. Вернее и тряпка тоже.

Они могут с ней поступать именно как с тряпкой – складывать вчетверо и более раз, разглаживать складки, покрывать тела погибших друзей, оборачиваться флагом, чтобы вынести его с поля боя, храня под нижним бельем, на теле и т. д. Но не это главное. Главное то, какие мысли навевает им в голову развевающийся на свободном ветру флаг!

Скорее всего – мысли о свободе и независимости, мысли о том месте, которое называется «Родиной», о тех людях, которые зовутся «мой народ», о тех испытаниях, которые выпали многим из этих людей. Все эти мысли связываются в одну историю, историю становления судьбы одной личности и целого народа. Это и есть миф – способ существования исторической личности, т. е. не просто человека с руками и ногами как у всех людей, а человека как личности, у которого есть собственное имя, есть история, уходящая как в прошлое, так и в будущее, есть идея, связывающая множество разрозненных событий.

Конечно, нельзя мыслить только лишь пятым моментом, в котором смысл реализуется в мифологическом пространстве и не находит себя в какой-то вещи, предмете. Но и без этого момента мыслить по-человечески тоже нельзя – мир станет безличным и без личностей, жизнь станет по старому материалистическому определению «способом существования белковых молекул», а не формой существования живых героев с именами, судьбами и историей.
           
Итак, «пентада» - это определение полноценного, умного отношения к действительной реальности. В таком отношении есть всё – целостное миропонимание (1), детализация и конкретика (2), признание непрерывных изменений и алогичности бытия (3), уважение к телу и материальности (4), умение жить в символьном мире, понимать символ, видеть мир персоналистически, т. е. личностным (5).

Ничто не перевешивает в этой «великолепной пятерке», никакой момент «не тянет одеяла на себя», никакой момент не «выставляется за дверь» как «ложный». Все моменты одинаково важны для сцепления ума с реальной действительностью! Не будет чего-нибудь одного и ум «заскользит» по искусственно сглаженной действительности, произойдёт «горе от ума», возникнет заблуждение ума, которое в дианализе обозначается как «не преодолённая дуальность», противоречие, не нашедшее своё разрешение в гармоническом синтезе.

Институт Дианализа