четверг, 26 ноября 2015 г.

Mind wandering ...

Дальше »

Теория контроля В. Глассера



 

Теория контроля В. Глассера

Другой психолог, работающий независимо от Селигмана, Вильям Глассер, пришёл к похожим выводам, но без экспериментов. Люди сами экспериментируют над собой, считал Глассер. Они могут сами создать для себя нечеловеческие условия существования. Надо только как следует расспросить их, как им удаётся быть несчастными. Глассер не пользовался термином «выученная беспомощность», но также считал, что основная проблема его клиентов – убеждение в неуправляемости событий и невозможности управлять окружающей реальностью. Люди не берут в руки контроль над тем, чем они могут контролировать и, прежде всего, контроль над собственным поведением. По Глассеру, любое поведение, даже самое необычное и патологическое, например, психоз или депрессия, мотивированно какой-либо базовой потребностью, которая никогда не является сама по себе патологической. Клиент выбирает неверный способ удовлетворения потребности.
Беспомощность как поведение также является плохим способом удовлетворения базовой потребности, например, потребности в любви и принадлежности. У всех людей, воспитанных в современной культуре, имеется опыт ухаживания. Мама любит, и с нежностью делает за малыша почти всё. С возрастом, несмотря на «праведный гнев», мать перепоручает всё больше и больше дел малышу: ходить, брать и подносить к глазам игрушки, самому есть, одеваться и т. д. Некоторые дети с удовольствием пользуются возможностью самому брать контроль над вещами и событиями в свои руки. Из таких ребятишек вырастают оптимисты и руководители, у которых даже в строгих экспериментах не вырабатывается выученная беспомощность. Наоборот, у тех детей, которым запрещали проявлять самостоятельность, у которых отбирали инструменты контроля реальности («ты не умеешь, дай сюда», «разве так делают, вот смотри, как надо делать», и т. д.) или наказывали за инициативу, попытку самому что-либо контролировать, легко вырабатывалась «выученная беспомощность», а по Глассеру – «выбор несчастья». 
В последствии В. Глассер изменил название своей теории, и она превратилась в «теорию выбора». Всякое поведение всегда есть результат выбора. Передача управления собственной жизнью в чужие руки – это тоже выбор с надеждой, что «добрые люди» всё сделают правильно, догадаются о моей потребности и принесут всё, что мне нужно, на «тарелочке с голубой каёмочкой». Метод терапии, предложенный Глассером, называется «терапия реальностью». В самом грубом переводе это звучит как рефрен одной из песен В. Высоцкого: «Жизнь научит…». В реальности находятся рычаги управления и собственным поведением и собственной жизнью. «Кнопки» находятся не в голове, не в «подсознании» или «бессознательном», а снаружи, в реальности, в реальном мире. А он, этот мир, один! Отражений, конечно, много, но мир один, один единственный, составляющий Единое целое.
В экспериментах Дональда Хирото, коллеги Селигмана, по выключению неприятного звука у одной трети испытуемых беспомощность не вырабатывалась: несмотря на постоянные неудачи контролировать ситуацию, что было запланировано, они продолжали искать рычаги контроля. Это – факты невосприимчивости к обучению быть беспомощным существом. Их попытались объяснить другой теорией.

Дальше »

Опыты Селигмана ...



 

Глава 4
Преодоление беспомощности

Опыты Селигмана

Мартин Селигман открыл закон5, один из немногих настоящих психологических законов, некоторую закономерность, повторяющуюся в определенных условиях с необходимостью. Если животное, включая и человека, обучается тому, что от его поведения ничего не зависит, что оно (он) не контролирует ход важных для его жизни событий, то такое животное становится беспомощным существом. Более того, обучившись беспомощности в одних обстоятельствах, существо становится беспомощным и в других обстоятельствах тотально.
Эксперименты Селигмана – не только научный факт, но и отличная метафора жизни человека в обществе. Забудем на время о том, что каждый человек – это личность, ведь личность живёт не по законам внешнего окружения, а подчиняется только нравственным законам, свободно осуществляя свой выбор (Н. Бердяев). Рассмотрим человека как индивидуума, т. е. как часть социальной системы. Все мы, в таком случае, как и подопытные собаки Селигмана, находимся в «экспериментальном ящике». Этим ящиком является социальная группа, сообщество людей, организация, институт… Вопрос в том, имеем ли мы доступ к рычагам управления, можем ли свободно «отключать болевой шок», или этот рычаг находится в другом «ящике» и иные «собаки» могут (в своих целях, конечно) отключать болевое воздействие и на себя и на других?
__________
5Мартин Селигман работал в одной из известных психологических лабораторий Пенсильванского университета. Руководитель лаборатории Ричард Соломон в то время проводил серию экспериментов над собаками по схеме классического условного рефлекса И. П. Павлова. Идея эксперимента состояла в том, чтобы сформировать у собак условный рефлекс страха на звук высокого тона. Для этого их, вслед за громким звуком, подвергали несильным, но чувствительным ударам электрического тока.
Предполагалось, что спустя некоторое время собаки будут реагировать на звук также, как они раньше реагировали на электрошок – будут выскакивать из ящика и убегать. Но собаки этого не делали! Они не совершали элементарных действий, на которые способна буквально любая собака! Вместо того, чтобы выпрыгнуть из ящика, собаки ложились на пол и скулили, не совершая никаких попыток избежать неприятностей! Селигман описывает схему эксперимента: «…Первой группе предоставлялась возможность избежать болевого воздействия. Нажав на панель носом, собака этой группы могла отключить питание системы, вызывающей шок. Таким образом, она была в состоянии контролировать ситуацию, ее реакция имела значение. Шоковое устройство второй группы было «завязано» на систему первой группы. Эти собаки получали тот же шок, что и собаки первой группы, но их собственная реакция не влияла на результат. Болевое воздействие на собаку второй группы прекращалось только тогда, когда на отключающую панель нажимала «завязанная»» с ней собака первой группы. Третья группа шока вообще не получала». [Селигман, 1977, Цит. по В. Ромеку, 2002].[2].





Дальше »

среда, 25 ноября 2015 г.

Удочка или рыба ...



 

 Глава 3. Дача по-мощи

Удочка или рыба

Во многих учебных пособиях по теории и практике психологической помощи, а также на семинарах, часто используется метафора Носсрата Пезешкиана о том, что настоящая помощь человеку – это обучение «удить рыбу», в то время, как дача рыбы или кормление рыбой – путь воспитания иждивенчества и беспомощности. Да, это – красивая притча о том, что лучше делать человеку рыболовные снасти, которые его кормят, чем готовую к употреблению рыбу. Однако, всё гораздо сложнее, чем говорится в притче. Ну, например, какие такие снасти может психолог дать своему клиенту? Где посоветовать «удить рыбу»? Что делать психологу, если клиент вместо рыбы выудит несъедобную вещь? О том, как в метафоре рыбной ловли сущность и явление меняются местами, как происходит диалектическая игра смысла, будет сказано во второй главе. Сейчас только помыслим об одном аспекте: направления поиска психологического ресурса (рыбы). Во многих руководствах по психотерапии это направление определяется как «поиск внутренних резервов», «обращение к глубинам подсознания», «к себе самому», «к самости», и т. д. Где это? Что за «водоём»? Что такое «внутренняя жизнь»? Не в ней ли заключены проблемы клиента, его затруднения? Так куда же ему обращаться? Что вылавливать в «микрокосмосе» смыслов и значений? 

Легко сказать – на тебе удочку и лови здесь! Варианты: вы сами должны решать, как вам жить; вы сами должны выбирать свой путь, я только показываю направление, т. п.

На мой взгляд, нет более бездушной и вызывающей отчаяние и безнадёжность «формулы» помощи, как – «Всё в ваших руках, будьте хозяином своей жизни, делайте, что хотите»! Звучит очень демократично и либерально. Но это – отказ в помощи и утверждение философии» «Спасайся, как можешь, никто тебе не поможет»! А вот более запрятанная в одежды «личного достоинства и свободы» формула помощи, которую часто применяют в терапии для людей зависимых от алкоголя и прочих наркотиков: «Если вы сами себе не поможете, то никто вам не поможет»! Говорить им такое – почти то же самое, что говорить увязшему в болоте человеку: «Если вы не перестанете дёргаться и не станете себе помогать, то никто не поможет вам выбраться из трясины». Ему надо подать руку, а вцепится он в неё и без инструкций. Зависимый человек не может себе помочь, поэтому нуждается в помощи, ищет эту помощь, готов принять эту помощь, даже «вцепиться» в неё. Да и любой другой клиент, пришедший за помощью к психологу-консультанту или психотерапевту, ищет помощи, а не указания начать срочно заниматься самопомощью. Если «Формула помощи» сработает, и клиент прежде, чем получить помощь от консультанта, начнёт сам себя «вытаскивать за волосы» из болота, как барон Мюнхгаузен, то спрашивается, зачем ему нужен внешний помощник? Не является ли это уловкой «помощника», который не знает, как на самом деле помочь другому человеку, но скрывает сам свою беспомощность за псевдомудростью – «помоги себе сам, тогда тебе любой поможет»?

Дальше »

По мощи его ...



 

Глава 3. Дача по-мощи

По мощи его

Само слово «помощь» как-то связано с «мощью», «мощами», с тем, что не поддаётся скоротечному времени, остаётся стабильным и неприкосновенным, как скелет тела. Всё остальное – бренное, тленное, а остов-скелет остается. Слово «помощь» этимологически относится к тому, что считается «остовом», скелетом бытия. Таким остовом в классической русской философии, которая всегда была религиозной, от Г. Сковороды до А. Лосева, был смысл, логос. Смысл как «скрепы бытия», как логический «Скелет бытия», и есть главная константа жизни. Это можно сравнить с главной физической константой на земле – гравитацией. Она везде одинакова на поверхности земли. Её нельзя ничем «подкупить», «ослабить по блату», усилить по желанию начальника и т. д. Это – мощь земли. В человеческом существовании такой константой является смысл его жизни в целом, «логический скелет бытия», смысловая опора всех остальных психических функций, которые никогда не имеют (в норме) ведущей роли, а только обслуживают главную мощь человеческого бытия – смысл.
Получается, что помогая другому человеку, мы обязаны считаться с его мощью, с его логическим, «смысловым скелетом», и давать по мощи его, т. е. в полном соответствии с его смысловой картиной мира, с его «логическими скрепами бытия». Помощь должна укреплять имеющийся смысл. Увеличивать этот смысл, иначе это помощью не будет. 

Дальше »

Дать так, чтобы взяли ...



 

 Глава 3. Дача по-мощи

Дать так, чтобы взяли
           
            Самое главное в проблеме оказания помощи, особенно помощи психологической, т. е. «на словах», это момент принятия этой самой помощи. В принципе, всё, что угодно, может стать помощником, даже не являясь именно «помощником». В русских сказках волшебными помощниками становятся самые обыкновенные вещи, в которых вдруг обнаруживается важный для героя смысл. Опять же, герой не наделяет смыслом эти чудесные вещи, а «нечаянно» открывает его. Вот и первая подсказка: помощь принимается от помощника в том случае, если в этом помощнике открывается какой важный для страждущего помощи смысл, некий «план спасения», «план достижения».
            Интересно, что отглагольное существительное «дача» обозначает и процесс дачи помощи (или дачи чего-либо вообще), и место отдыха, где человеку дают отдых и возможность восстановить свою целостность. Дача – место рекреации, вос-становления. Я думаю, это не простое совпадение. В языке простых совпадений не бывает, в каждом «случайном» есть и необходимое. Нужно, чтобы смысл «дачи помощи» как-то сопрягался с таким большим смыслом, как «рекреация» - повторением акта креации, сотворением человека как личности. Смысл психологической, «словесной» по сути, помощи состоит в восстановлении (степень восстановления я сейчас не рассматриваю) целостного личностного существования человека. По христианской версии человеческой истории весь мир был создан Божественным Словом (Логосом) т. е. организован идеей. А человек был создан в самом конце созидания Вселенной, чтобы он вошёл в неё «как царь в свои чертоги». ...



Дальше »

А.Ф. Лосев о требованиях философии




А.Ф. Лосев о требованиях философии:

"Я люблю философию и ухлопал на нее всю жизнь. Я знаю, что существует истина и есть разум истины. Философия для меня - и наука, и мудрость, и внутренняя жизнь. <...> эта идиотка взяла у меня все силы, но дала то немногое, что я мог бы и без нее иметь, но, пожалуй, в гораздо больших размерах. Она требует от меня того, что и сама не знает. То давай ей науку. Даешь науку, она кричит и корчится в нервном припадке: не науку, не науку, мудрость давай, - наука - пошлость, мудрость, мудрость! Начинаешь читать мудрых и им подражать, эта истеричка с кровавыми глазами и сжатыми кулаками пищит и вопит: ах, да не мудрость, не мудрость, общественное приложение, людям пользу от философии давай, - не отшельничество, борьба, борьба, общественно-политическая борьба! В конце концов, я теперь и не знаю: что с меня, собственно говоря, требуется и что я за несчастный Чеховский Епиходов, на которого валится двадцать два философских несчастья?
Невозможно сказать, что если философии нет, то она и не должна быть. Я думаю, и Вы не посмеете сказать, что ее не должно быть. Она должна быть. Но как, как она должна быть? Как вылечить эту философскую истерию и как вернуть это "погибшее, но милое создание" к "честной трудовой жизни" (простите за пошлость!). - жду ответа"
.
(Из письма А.Ф. Лосева А.А. Мейеру, Москва, 17 января 1935 г. Цитируется по: "Алексей Федорович Лосев: из творческого наследия: современники о мыслителе".)
Дальше »

суббота, 21 ноября 2015 г.

Модель потребного будущего



 

Модель потребного будущего
           
            Выдающийся советский физиолог Н. А. Бернштейн, разработавший теорию «физиологии активности», рассматривал человеческий организм не как пассивную систему приспособления к условиям среды, а как созданную в процессе эволюции активную, целеустремлённую систему. Действия организма направлены каждый раз на удовлетворение своих потребностей, на достижение целей, которые Бернштейн и называл «моделями потребного будущего». Процесс жизни есть не «уравновешивание с окружающей средой», а преодоление этой среды4. Он направлен не на сохранение существующего состояния, а на движение в сторону так называемой «родовой программы развития и самообеспечения». Последнее и есть общий, главный или сквозной смысл деятельности человека. Сопротивление среде, реконструкция внешних условий есть всего лишь вспомогательный смысл, или фон ведущей деятельности.
            Таким образом, смысл любой деятельности живого, активного, здорового человека заключён в образах потребного будущего. Нет самого образа как цели, нет потребности, которую нужно удовлетворить – нет и самого будущего, т. е. перспективного взгляда вперёд (реакция Прометея), нет планирования будущих событий в собственной жизни.
________
4 Можно сравнить этот недавний научный вывод со старыми представлениями «отцов церкви», которые учили сопротивляться плоти, даже «умереть для греха» (Апостол Павел).

Дальше »

«Конструирование реальности»



 

«Конструирование реальности»

            Как никогда  востребованы методы быстрейшего осмысления собственной жизнедеятельности. Услуги по нахождению смысла жизни поставлены на поток. Есть чемпионы в этом деле: Правдина, Мегре, Купратов, Свияш и другие. Есть целые системы «правильной жизни». Возьмём, к примеру, «школу практической магии», Петра Бурлана. Там учатся играть в Хозяина жизни, который якобы способен «управлять реальностью». Захотел – и дождь прекратился, подумал о том, чтобы «гаишник» не останавливал твой автомобиль, мчащийся за 100 км в час по городу, и милиционер приветливо козырнул, удивляясь своей приветливости, - Хозяин ведь едет! У тебя в жизни проблемы? Встань ногами в унитаз и прочти сонет Шекспира. Или опустись на корточки и похрюкай. Ну, какие человеческие проблемы беспокоят «засранца» или «свинью»? Проблемы уходят, когда люди становятся самим «естеством», «Природа», смеются и весело играют, творя реальность по заказу.
            Или более «крутая» технология Вадима Зеланда – «Трансервинг реальности». Оказывается, реальность дуальна: есть видимая, осязаемая реальность, а есть и её «зеркальный двойник», незримый, неосязаемый, но такой же реальный мир. Так вот, на стыке этих двух миров якобы есть точки абсолютной управляемости реальностью. Ткнёшь управляющим пальчиком и желание реализуется, но вот куда попадёшь – в реальность или в её зеркальное отображение – никто не знает, даже сам писатель Зеланд.
            Порочность таких конструкций заключается в том, что они обучают наивные души иллюзии контроля над реальными событиями. Можно, конечно, поиграть в такую иллюзию безо всяких существенных последствий, например, помахивая руками в облачную погоду, приговаривая: «Облака, облака, уходите навсегда…». Если при этом облака рассеются, то никто и не вздумает корить за «неудачную попытку разгона облаков».
       
Дальше »

Обнаружение смысла




Глава 2. Смысл деятельности
  
Обнаружение смысла

Смысл не создаётся, но обнаруживается. Смысл осмысливается. Сознание человека словно кружит и окружает предмет осмысления, предмет понимания. Человек по-настоящему живёт и действует тогда, когда обнаруживает смысл. Это похоже на то, как ребёнок обнаруживает подарок, приготовленный для него любящими родителями. Подарок лежит себе под подушкой и вдруг обнаруживается «ничего не подозревающим» именинником! В этом обнаружении скрыт глубокий смысл любви в родительско-детских отношениях. Одарённому таким вот образом ребёнку открывается смысл его жизни в родной семье: его любят, его хотят, о нём думают, о нём заботятся, его самого воспринимают как подарок. Будет ли ребёнок, обнаруживший такой смысл своего существования, капризничать по любому поводу, сопротивляться обучению необходимым навыкам, не слушаться родителей и прочего? Практика показывает, что нет. Дети, понимающие смысл родительской любви и заботы о них, ведут себя правильно, соответственно ожиданиям родителей. И, наоборот, дети, запутавшиеся в дебрях непростых отношений, типа любовь – ненависть или зависимость – независимость, не могут обнаружить смысл в этих отношениях, поэтому не могут выстроить правильное поведение и нуждаются в помощи или коррекции.
            Полвека назад Виктор Франкл ввёл в научный оборот термин «ноогенный невроз», закрепив за ним обозначение главной человеческой проблемы – утраты смысла деятельности и жизни в целом. Люди перестают находить смысл в обыденных вещах, обыденных делах и теряют вкус к жизни, «мертвеют» душой.

Начало: http://www.dianalysis.ru/2015/11/blog-post_20.html 
Дальше »

пятница, 20 ноября 2015 г.

Духовная помощь


Духовная помощь 



Психотерапия «изобретена» относительно недавно – каких-то 150 лет тому назад, когда началась либерализация в Европе. Вот несколько «странных» совпадений событий, имеющих отношение к развитию психотерапии:
1783 г. – Дискуссия о месмеризме и понимание роли воображения в исцелении;
1789 г. – Принятие Конвентом Декларации о правах и свободах человека;
1793 г. – Больничная реформа Пинеля и разработка им основ «психического лечения»;
1803 г. – Книга Ральса «Метод психического лечения»;
1813 г. – Аббат Фариа – «Магнетизм как концентрация внимания»;
1842 г. – Джеймс Брэйд – «Гипноз» и т. д. 

Дальше очень быстро стала развиваться именно медицинская модель психотерапии как метод лечения определённых болезней, включая телесные заболевания, которые сейчас легко лечатся современными фармакологическими средствами. Только в начале прошлого столетия, почти через 100 лет экспериментирования с методами психологического воздействия, врачи стали понимать, что психотерапия предназначена не столько для лечения телесных расстройств, сколько для усиления личности пациента, чтобы эта личность либо справилась с недугом, либо достойно прожила оставшуюся часть своей жизни. Всё же до сих пор основным «вдохновителем» для врачей-психотерапевтов остаётся Образ Болезни³.

Почти все теории психотерапии основаны на концепции патологии: есть патология – нужна психотерапия, нет – отказываем в помощи. Аргументы в поддержку «психотерапии для здоровых» звучат почти также как русское народное выражение: «мёртвому припарки». Если человек здоров и относительно успешен в жизни – имеет какие-то деньги, стабильную работу, жену (мужа), детей, не дряхлых родителей, транспорт, возможность ездить отдыхать за рубеж и т. д., - зачем ему обращаться к «психо» консультантам (психологу, психотерапевту)? Он же не «псих»! Ну, да, немного психует на работе, к жене остыл (к мужу остыла), иногда «как-то не по себе», но это же не повод «психику лечить». 

Если вернутся к хронологии событий, предшествующих развитию в Европе услуги под именем «психотерапия», то мы в этом периоде отыщем массу событий, свидетельствующих об упадке религиозности в людях, нарастанию социальной напряжённости в обществе из-за миграции людей и перенаселённости городов, утрате людьми традиций и наработанного веками размеренного стиля жизни. Это совсем не медицинские проблемы. Далее. С нарастанием развития капитализма и расширенного производства товаров массового потребления резко обострились давно понятые религиозными мыслителями проблемы зависимостей – от алкоголя(прочих наркотиков), еды, игры, эмоций и т. д., - «противления плоти». Город Вена, оказавшийся «европейским перекрёстком» для огромных масс людей, перемещавшихся в поисках лучшей доли, стал центром психотерапии – «религии для атеистов», как потом стали называть эту новую деятельность и «новую науку о человеке». Однако в этой «новой религии» не оказалось вдохновляющего Образа. Было всё – огромное количество пугающих картинок «внутреннего ада» (бессознательное) и внешних кошмарных обстоятельств, которые обобщил французский философ Сартр: «Ад – это другие». Не было вдохновляющих образцов (лики «святых основоположников» я в расчёт не беру). Зато было много размышлений и том, как вывести в сознание «демонов бессознательного» и обуздать их, т. е. – «психотехники».

Для психотерапии и консультирования людей, находящихся в сложных жизненных ситуациях, всё же больше подходит иной вдохновитель – не запутывающий и не призывающий «владеть» эмоциями, «управлять» телом, «контролировать» мысли и т. д., а помогающий понять сущность положений в мире, расстановку главных сил, своё местоположение в обществе. Лучший вдохновитель для таких целей – безусловный образец, которому можно следовать, надёжный ориентир, который не даст блуждать во мраке. Образ Христа уже третье тысячелетие является таким эталоном гармоничного синтеза божественного и животного, культурного и природного, вечного и тленного, мирского и надмирного, физического и метафизического в личности человека. Миллионы людей следовали и продолжают следовать этому образцу, выстраивают свою жизнь по образу и подобию Великой Личности. Для них образ Христа и есть духовный помощник. Этот помощник, естественно, ничего конкретного не даёт, ни на что не указывает, «не информирует», не учит и т. д. Но каким-то образом вдохновлённый этим образом человек получает всё, что ему нужно для нормальной и праведной жизни, учится главному в жизни – любить и саму жизнь, и то смысловое освещение жизни, которое выше самой жизни. Этот духовный помощник как бы «заставляет» человека делать важные дела, совершать важные выборы самостоятельно, опираясь только на свои собственные силы. Этот помощник устраняет самого опасного врага человека – беспомощность, то великое уныние, которое обрекает человека на бессмысленное существование.
____

² М. Ф. Достоевский, как известно, считал, что в человеке и в человечестве есть «потребность красоты и высшего идеала её». Человек жаждет красоты и принимает её без всяких условий только потому, что она красота, и это есть тайна и художественного творчества, и тайна здоровой «живой жизни». Его известное выражение «красота спасёт мир» весьма неопределённое и таинственное само по себе, в соответствующих контекстах начинает сверкать (лучше сказать «мерцать») смыслами, которые приобретают конкретные и зримые формы выражения. Так, писатель говорил о творчестве А. С. Пушкина полагая не без оснований, что «литература красоты одна лишь спасёт» (цит. по Д. Д. Благой, 1972). В литературе нет «информации» или правил о «вкусной и здоровой жизни». В ней нет и рецептов на разные случаи жизненных затруднений, нет и «ключей» для расшифровки жизненных загадок. Тогда что же целебного в художественной литературе? На мой взгляд, «живая жизнь личности, данная в мифе, который сам есть чудесная история личности, выраженная в словах».



Дальше »

Красота спасёт



            Истина и благо, утверждал Гегель соединяются родственными узами в красоте. Красота есть синтез истины и блага. Можно сказать и так: красота есть дитя и плод счастливого брака между истиной и благом, поэтому происхождение красоты и благородно и истинно. Красота спасёт мир, утверждал Достоевский². С этим утверждением иногда спорят: как может какая-то красота спасти сложный и огромный мир? Но ведь очевидно, что всё живое в природе, всё, что развивается и плодится, красиво и совершенно. В культуре то же самое – всё, что хранится и бережно передаётся потомкам в хранение или для дальнейшего развития, красиво и стремится к совершенству.
            Из века в век передаются идеалы красоты, а люди стремятся к благу и почитают истину. Противоположное красоте – ложь и зло – разрушают и культуру и природу. Порождение зла и лжи – безобразие и антикрасота, конечно же, не спасут мир, как не спасают они и конкретного человека. Кого может в таком случае оскорбить образ красоты? Лик Спаса есть проявление красоты личностной. Эта личностная красота и спасёт мир. Хорошо, что на флаге Пензенской губернии такой мощный символ. Пусть политики и геральдисты спорят о правомерности использования Спаса Нерукотворного на губернском знамени. Пусть либералы вспоминают, глядя на образ, иные конфессии, иные верования и сексуальные ориентации меньшинств, полагая, что этот флаг может оскорбить чьи-то чувства. Опять же, может ли красота оскорблять чувства? Мне радостно от того, что такой красивый символ есть у города, где прошли первые семинары по дианализу.
 ________

² М. Ф. Достоевский, как известно, считал, что в человеке и в человечестве есть «потребность красоты и высшего идеала её». Человек жаждет красоты и принимает её без всяких условий только потому, что она красота, и это есть тайна и художественного творчества, и тайна здоровой «живой жизни». Его известное выражение «красота спасёт мир» весьма неопределённое и таинственное само по себе, в соответствующих контекстах начинает сверкать (лучше сказать «мерцать») смыслами, которые приобретают конкретные и зримые формы выражения. Так, писатель говорил о творчестве А. С. Пушкина полагая не без оснований, что «литература красоты одна лишь спасёт» (цит. по Д. Д. Благой, 1972). В литературе нет «информации» или правил о «вкусной и здоровой жизни». В ней нет и рецептов на разные случаи жизненных затруднений, нет и «ключей» для расшифровки жизненных загадок. Тогда что же целебного в художественной литературе? На мой взгляд, «живая жизнь личности, данная в мифе, который сам есть чудесная история личности, выраженная в словах».

Дальше »

Знамя – вдохновитель


 


            Речь идёт о вполне обыденных и простых вещах: символ – это нечто, что вдохновляет человека на поступки и деятельность, что придаёт глубокий смысл действиям. Кто знает, что знамя, особенно боевое, буквально поднимает людей, прижатых страхом смерти к земле? Какие силы нужны, чтобы заставить «ватные ноги» выпрямиться? Такая сила есть у символа, в котором заключён Великий Смысл. Только ради Великого Смысла человек готов к самопожертвованию, готов пролить свою кровь, готов отдать силы, готов к большому напряжению.
            Любому понятно, что само по себе знамя ничему не учит, не указывает человеку, что ему делать, не информирует, не даёт энергии. Знамя вообще ничего не даёт, даже если на нём написать умные высказывания. Оно только вдохновляет, т. е. обеспечивает смыслом имеющиеся у человека средства жизни. Само слово «вдохновение» как-то связано с «вдохом», «духом», чем-то невидимым, неуловимым, с тем, что одновременно и существует и не существует. В нём проглядывает древняя мифологема: Создатель вдувает дыхание жизни в готовое, но бездыханное тело первого человека – Адама. Вдохновение  - это повторение божественной истории развития человека. Невидимый «вдохновитель» наполняет жизненным смыслом вдохновлённого идеей человека. Да, реет на ветру красивое знамя. Но не само полотнище стимулирует человека, не энергия ветра передаётся через полотнище, вообще ничего не передаётся. Знамя – символ, и чем глубже этот символ, чем больше он объемлет идей благополучной, осмысленной, красивой жизни, тем сильнее он действует, т. е. , вдохновляет и укрепляет дух деятельного человека. Это – его невидимый духовный помощник, повторение Создателя, вдунувшего в лицо Адама дыхание жизни. Это – осмысление деятельности, т. е. окружение смыслом, пропитывание, освящение смыслом деятельности человека.
Дальше »

Спас Нерукотворный



Глава 1. Духовный помощник

Спас Нерукотворный



            На знамени Пензенской области и города Пензы изображён символ Абсолютной Личности – лик Христа. Для христиан это символ абсолютного спасения, спасения личности человека от мрака забвения и бессмыслицы, от скоротечного времени, которое уничтожает всё, что создаёт человек. Это – Спас. Почему нерукотворный? Конечно, само изображение, особенно данное, взятое с боевых знамён воинов Древней Руси, вполне рукотворно, даже стилизованно, т. е. соответствует современным стандартам эстетики, современному стилю. Но сам лик, сама сущность этого великого лица нерукотворна. Он не создаётся никем – ни художником, ни теми, кто выбрал данный образ для духовного возрождения российской глубинки, ни историей происхождения этого образа. Смысловой свет, идущий от Лика, чудотворный. Этот смысл самопроявляется, он задан уже, ему не нужно ничего для существования, он уже существует¹. Смысл существует, проявляется через символ, однако понимание символа совсем не задано в нём самом, до его истинного смысла ещё нужно дойти. Поэтому нам нужны средства для его действительного понимания, нам необходимо проявить какое-то душевное движение, духовное усилие для того, чтобы принять этот нерукотворный смысловой свет утверждения личности в вечности. Это – наша задача понять смысл образа, проникнуть в его сущность, осознать видимое и невидимое, познаваемое и не познаваемое, истинное и ложное в символе. Вот главное, что производит символ, несущий глубокий смысл Спасения: вдохновляет на осмысленные действия, спасающие личностное существование человека.

______

¹ Этот образ проявился сам собой на полотенце, которым вытирался Иисус Христос, когда шёл на Голгофу и нёс свой крест. По преданию, первая икона появилась чудесным образом ещё во время земной жизни Спасителя. Правитель сирийского города Едессы Авгарь заболел проказой. Никто не мог его излечить. Услышав о чудесах и исцелениях, совершаемых в Палестине Иисусом, Авгарь уверовал в то, что выздороветь он может, взглянув на лицо Христа, и послал к Иисусу художника Анания написать Его портрет. Художник добрался до Иерусалима, видел Иисуса и слышал Его проповедь, но зарисовать Его не мог, так  как большая толпа не давала возможности приблизиться к Христу. Тогда он Сам подозвал Анания и,  умыв лицо, обтёр его полотенцем (убрусом), на которым чудесным образом запечатлелся Его лик, и подал полотенце Ананию. Обрадованный художник поспешил с драгоценной нощей – Нерукотворным Образом – к своему господину. Получив чудесное изображение, Авгарь стал быстро поправляться.


Дальше »

В. Ю. Завьялов «Смысл нерукотворный: методология дианалитической терапии и консультирования»


"Смысл нерукотворный: методология дианалитической терапии и консультирования".  
В. Ю. Завьялов
Издательство: Новосибирск
Издательский дом «Манускрипт»Количество страниц: 286
Год выпуска: 2007
Мягкая обложка

В новой книге профессора В.Ю. Завьялова, основателя Дианализа, излагаются тонкости методологии решения различных проблем современного человеке в контексте личностной психотерапии и консультирования. Описана модель «Личность-Символ-Реальность», в которой проблема трактуется как «неполный синтез противоположностей». При этом личность признается «носителем проблемы», символ — «проявителем проблемы», а реальная действительность — «источником проблемы». Вне этого контекста любая «проблема» есть некая культурная ценность, имеющая массу альтернативных решений в истории общества. Такой подход обеспечивает максимальную экологичность психотерапии или консультирования, высокую эффективность и гуманность вмешательства. Данный подход полностью базируется на отечественной традиции философствования, для которой характерно бережное отношение к смыслу всего происходящего: смысл самопроявляется, а не конструируется. Смысл нерукотворен. Для его самопроявления необходима соответствующая работа ума, чувств и воли, принятие Ответственности и осознание личностной свободы.                                                  
чтобы прочитать - нажать на нужный раздел главы(выделенную ссылку)
содержание
Часть I. теория помощи   

Глава 1. Духовный помощник
            Спас Нерукотворный
            Знамя-вдохновитель
            Красота спасёт
            Духовная помощь

Глава 2. Смысл деятельности
            Обнаружение смысла

Глава 3. Дача по-мощи
            По мощи его
            Удочка или рыба

Глава 4. Преодоление беспомощности
            Опыты Селигмана

Глава 5. Дианализ как теория помощи
            Формула дианализа
            Персонализм
            Символология

Глава 6. Дианализ как практика помощи
            Перезагрузка
            Клиент-эксперт

Глава 7. Дианализ как обучение помощи
            Супервизия
            «Живая супервизия»
            Клиентский опыт
            «Гимн жемчужине»
            Метафора помощи

Часть 2. диагнозис

Глава 8. Диагностика в диагнозис
            Медицинский диагноз
            Гнозис
            Диагнозис

Глава 9. Раскрывающийся смысл
            Что есть смысл?
            Формула смысла
            Постижение смысла
            Пентадное мышление

Глава 10. Опыт защиты научных основ психиатрии

Глава 11. Символ-проявитель проблемы
            Сказ, «о том, что»…»
            Метаксю
            Всё есть Символ
            Симптом как символ
          
Глава 12. Личность-носитель проблемы
            Оправдание Персоны
            О понятии«человек»
            «Физическое Я»
            Свойства-понятия

Глава 13. Реальность-источник проблемы
            Всё смешалось
            Стресс
            Стрессор
            Бытие-факт
            Бытие-смысл

Часть 3. диасинтез

Глава 14. Мета-модель психотерапии и дианализа
            Парадигма
            Кентавристика
            Модель модели
            Спиральная динамика

Глава 15. Модель PSR (Person-Symbol-Reality)

            Pin PSR
            Дуновение смысла

Глава 16. Проблематизация

            Понятие «проблема»
            Финансовая проблема
            Проблемы плодятся
            Робинзонада
            Зонирование проблем
            Маршрут мысли
            Диасинтез

Глава 17. Воплощение смысла
            «Дианалитический крест»
            Триединство существования, познания и действия
            «Потеря аппетита к жизни»
            «Боюсь людей»
            Проблема-ценность-проблема

Глава 18. Протокол дианализа
            Что такое протокол?
            Формализация процессов
            Нормализация языка описания
            Разделённая ответственность
            Ситуация
            Интерпретация
            Движущая идея
            План ответственного поведения
            Резюме
            Триединство цели, процесса и результата




Дальше »