понедельник, 2 марта 2015 г.

В плену страхов - реальных и воображаемых

В плену страхов -реальных и воображаемых

  Ирина ТИМОФЕЕВА 17.11.00, «Вечерний Новосибирск»
    Один мой знакомый панически боится летать на самолетах. Приятельница всегда считает - окна домов, пуговицы на одежде собеседника. Другая знакомая, разговаривая, к месту и не к месту повторяет: «Да, да». А в остальном они замечательные люди. Но вот странности, которые и вы наверняка замечали у своих друзей, коллег, это что, болезнь, особенности личности? И насколько они безобидны?

    - Все это разные проявления навязчивых состояний. Навязчивость не поддается волевому контролю. Видов их много. Страхи-фобии. Кампуссии - неотвязное стремление, например, кивать, дергать ногой. Или непреодолимые воспоминания, допустим, мелодий или рекламы. Вообще очень большой пласт явлений. На самом деле в них ничего страшного нет. Не бред, не психоз. Все достаточно терпимо, и сами явления, весьма разнообразные, очень распространены. Но если их становится много, они превращаются в проблему. Человеку, допустим, нужно лететь, а появился страх полета. Возникает фобия...

    Так началась наша беседа с доктором медицинских наук, заведующим кафедрой психотерапии Медакадемии, главным психотерапевтом области Владимиром Завьяловым.

    - Наверняка многие знают, что клаустрофобия - боязнь замкнутых пространств. А есть и нозофобия - боязнь заболеть, танатофобия - страх смерти, особенно внезапной. Или монофобия - боязнь одиночества, эрейтофобия - боязнь покраснеть, смутиться. А еще эйхмофобия - страх перед острыми предметами. И множество других. Не знакомы ли вам такие или иные состояния в самих себе или своих близких?

    - Гипсофобия - страх высоты, не из-за этого ли люди боятся летать на самолете?

    - Не совсем. Надо разбираться. Не сам самолет может быть опасен... У меня лечилась одна стюардесса, она не попала на тот рейс, на котором должна была лететь, а ее самолет разбился. И у нее были навязчивые представления о том, что с ней могло быть. У нее выработалось катастрофное мышление. Я ее вылечил за два сеанса. С помощью специальной методики под названием дианализ - мое изобретение. Это способ разложить комплекс очень быстро и найти решение. Универсальная система, например, для реабилитации после тяжелых болезней, неврозов...
    - Владимир Юрьевич, мы с вами сразу договоримся, что беседуем не о патологиях. О практически здоровых людях, но подверженных состояниям, даже не знаю как их назвать...

    - Фрейд называл это психопатологией обыденной жизни. Он имел в виду и всякие обмолвки, как, например, у политиков. Надо сказать одно, а звучит другое.

    - Интересно! Например?

    - Мне запомнился Глеб Якунин, когда он хотел сказать: «С Христом в груди». А сказал: «С хреном....» Он исправился. Но чтобы так перепутать, знаете, какое внутреннее напряжение надо иметь. Это конфликт веры и политики. Такая обмолвочка! Если вернуться к дианализу, то вот свежий пример. Ко мне на днях обратился молодой парень, компьютерщик. Два года не работает из-за навязчивого страха, будто люди осуждающе на него смотрят, тычут в него пальцами. Это вариант социофобии - боязни общества, других людей. Вообще сейчас, как считают специалисты, симптомов фобий стало больше. Так вот с этим парнем мы за один сеанс разложили его комплекс и нашли противоречие. Оказалось, страх порожден внутренним конфликтом. В детстве родители заставляли его выступать перед гостями, стишки читать. А если выходило плохо, отец его наказывал. Развился страх наказания и, как результат, бегство от людей. Но в то же время мальчик хотел и любви отца. Вот и возникло противоречие: бегство от людей и желание привлечь их внимание. Конфликт реализовался в фобический симптом. Мы с ним проблему превратили в задачу, задача решается.

    - Фобий, как вы говорили, очень много. Есть давнишние, классические. А появились ли современные?
    - Я не могу говорить о распространенности. У меня нет данных. Люди ведь чаще всего не обращаются. Помощь психотерапевтов еще не вошла в постоянную практику. Обычно фобии выявляются параллельно с другими болезнями - неврозами, депрессиями. Я могу сказать, что чаще всего встречается среди моих пациентов, например, страх высоты, кстати врожденный, не приобретенный в жизни, как и боязнь сильного звука. Вообще страх как испуг - необходимая защитная реакция, толчок к действию или к бегству. Важная реакция для приспособления. Если у человека нет страхов, он становится врагом общества, социопатом, отморозком, как их теперь называют. А фобия - это более сложная реакция, надуманное представление об опасной ситуации и переживание по этому поводу. Если кто-то боится высоты и представляет, что упадет с моста, то он избегает всех мостов. Бывает сочетание многих страхов. Например, в самолете - это боязнь и высоты, и замкнутого пространства, и того, что вдруг станет плохо и никто не окажет помощь. Фобии - очень непростой феномен. Человек часто сам не может с этим справиться, он не понимает. Если уж совсем обобщать, то цивилизация ведет к развитию фобий. Устранять страх напрямую бессмысленно, если не разобраться в конфликте. Я на днях читал легенду о блудном сыне. Ведь в ней глобальные противоречия: человек хочет распоряжаться самим собой и в то же время оставаться в связи с родственниками. И чем дальше идет наше развитие, тем эта тема актуальнее. Сейчас дети хотят стать быстрее самостоятельными, но в то же время стремятся, чтобы их дольше опекали, помогали. Это конфликт «зависимость - независимость». У некоторых противоречия настолько глубоки и неосознанны, что приводят к фобическим симптомам. Лечить их без анализа, без проникновения в природу явления бессмысленно. Фрейд говорил, что это все равно, как бить по зеркалу. Зеркало разбили, а то, что оно отражает, осталось. Фобии потому и не по зубам экстрасенсам, колдунам, оккультистам... Так как в основе их - конфликтное переживание, его надо находить, расшифровывать. Обходя подводные камни, потихонечку выводить человека из этого состояния.

    - Вы сами пришли к вопросу, который я хотела задать. Специально вырезала объявление: «Высококвалифицированный парапсихолог, магистр: восстановление мира в семье, гармония в любви, успехи в бизнесе, экстренная психологическая поддержка. И бесплатный прогноз по телефону».

    - Все это можно воспринимать как развлечение для тех, у кого много денег. Или обслуживание суеверий. Есть люди с суевериями, а есть те, кто питается за их счет. Если те и другие довольны, то пусть их. У нас свобода выбора. Все эти услуги - способ забыться, забыть свою человеческую природу, а она конфликтна. Услуги и обман....

    - Владимир Юрьевич, а можно ли нынешний страх остаться без работы назвать фобией?

    - Страх безработицы не надо никак психиатрически называть. Это сознательный феномен, нормальный страх остаться без средств к существованию, не обеспечить себя, своих близких.

    - Но, кроме страхов, мы еще воспринимаем, не можем не воспринимать сообщения о катастрофах, особенно последнего времени. Тревога, растерянность в той или иной степени посещают каждого...

    - У меня было несколько человек, которым хуже стало после катастрофы «Курска». Они живо представляют себя в подобной ситуации: а если это со мной, с детьми. И пошло... Молодой парень был, три женщины - они вообще плакали, у них ожидание катастроф. После взрывов в Москве через четыре-пять месяцев по нарастающей пошли обращения к специалистам: люди боялись ночевать дома. Несколько тысяч обращений с такими фобиями. Человек представляет, что вот он ложится спать, а тут дом взрывается... Поэтому наше телевидение - один из источников фобий, распространитель информации о негативных явлениях. Телевизионщики дорожат свободой слова, но на самом деле бездумно сеют панику и даже будто с наслаждением. Включаешь телевизор - сплошные катастрофы, с них начинаются новости. Зачем это? Часть людей растревожится, а основная масса привыкает к равнодушию. Это неправильная стратегия подачи информации. Информируют не о достоинствах и качествах жизни, а о ее конце. А потом удивляются, почему у людей эсхатологические настроения - ожидание конца. Люди начинают думать, что у них то же самое может быть, уже мысленно хоронят своих близких, себя. Воображение у человека очень активное, а реакция на воображение такая же сильная, как на реальность. Лучше новости поменьше смотреть. Журналистика по общественной роли очень значима. Я бы сказал, голодный журналист опаснее голодного врача. В большей степени это относится к телевизионщикам. Печатное слово - оно более гуманно, человек прочитал и воображает что-то сам. А картинка ударяет...

    - Если человек понимает, что у него фобия, что он должен делать? Преодолевать сам? Идти к психотерапевту? Как уйти, спастись?

    - Самостоятельно, спокойно попробовать разработать план. Например, у человека страх публичного выступления, или школьная фобия. Учащиеся, студенты не могут отвечать перед классом, аудиторией. И с такими я работаю. Метод, если коротко, - вовлечь в продуктивное мышление, для каждого своим способом. В культуре на самом деле есть решения всех проблем человека, потому что до нас жили неглупые люди. И они оставили колоссальный опыт, закрепленный, закодированный в языке. А мы его носители. Это я называю скрытое знание, неявное знание. Дианализ - способ вытащить это знание, разложить его, воспользоваться им.

    - Вернемся к вопросу. Как поступать, если у близкого человека навязчивые состояния, страхи?

    - Не осуждать, а помогать. Открыто, сочувственно говорить об этом, пытаться разобраться. И не запускать..