среда, 4 марта 2015 г.

Зачем человеку стыд?

 

Зачем человеку стыд?

Завершилась региональная конференция «Современная детская психотерапия в клинической психиатрии», проходившая в Новосибирске 23-25 марта 2006 года. Для подведения итогов мы обратились к заведующему кафедрой психотерапии и психологического консультирования НГМУ, врачу высшей категории, главному психотерапевту НСО, доктору медицинских наук, профессору Владимиру Юрьевичу Завьялову.
- Владимир Юрьевич, расскажите, как проходила конференция, какие проблемы обсуждали специалисты?
Открытий особых в ходе конференции не произошло, но их и не должно было быть. На мой взгляд, конференция такого рода очень важна для поддержания «тонуса» специалистов детской психотерапевтической службы, которые должны время от времени встречаться обмениваться информацией и опытом, «отрываться» от будничной рутины.
В детской психотерапии ничего сверхнового нет, многое уже давно известно, особенно то, что главная проблема психологических нарушений в детском возрасте – дефицит воспитания. Воспитание - основная функция родителей, и вообще, взрослых людей, но, к сожалению, сейчас этому уделяется все меньше и меньше внимания, современное общество увлечено достижением «быстрого успеха», проблемами макроэкономики и т.д., а воспитание будущего поколения отходит на задний план. Между тем численность населения России катастрофически снижается, страна в буквальном смысле «вымирает». Конечно, детская психотерапевтическая служба не изменит демографическую ситуацию, зато может детально обрисовать сложившуюся проблему, провести своеобразный мониторинг. С детьми с раннего возраста нужно хорошо работать, воспитанием должны заниматься подготовленные, морально устойчивые люди, и чем меньше возраст ребенка, тем более образованным должен быть его воспитатель.
На конференции много говорилось об «эмоциональном базовом дефекте», с помощью которого зарубежные специалисты объясняют многие психологические нарушения в поведении детей: всё дело в маме, в её принятии-непринятии ребёнка, а не во всей совокупности средовых и межличностных факторах развития ребёнка. Утверждается, что повышенное чувство тревожности приводит к катастрофическим последствиям. Поэтому – долой тревогу! Долой чувство стыда, как проявление тревоги! Я не могу согласиться с некоторыми утверждениями из доклада профессора Ц.П. Короленко, например, он утверждает, что чувства стыда вообще не должно быть у человека!? Дианализ, метод психотерапии и консультирования, который я представляю, опирается на русскую классическую философию, русские традиции, учение Владимира Соловьева, в частности. Этот философ утверждал, что чувство стыда – это то, чем мы отличаемся от животных. У представителей животного мира есть интеллект, они хорошо обучаемы, но у них напрочь отсутствует чувство стыда, а это является основным для личности, ее развития. Только человек, как личность, оценивая окружающую реальность, страдания и несчастья людей, живущих рядом, самокритично может устыдиться своего счастья, успешности, богатства. Стыдиться неразвитости тех или иных качеств очень полезно для психологического здоровья – будешь больше работать над собой. Есть культура стыда, и есть культура вины. Восточная культура – это культура стыда, западная – вины. Россия оказывается на «распутье», мы евроазиаты, у нас присутствует и то, и другое.
Если личность хорошо развита, то и чувство стыда у нее должно быть развито. Я спросил у Цезаря Петровича Короленко, является ли совесть проявлением стыда, он ответил, что совесть – это религиозное понятие. Возникает противоречие, ведь атеисты тоже поступают по совести.
- Не может ли чувство стыда стать «благотворной почвой» для развития психологических комплексов?
Чувство стыда не может способствовать развитию комплексов, стыдливость – это критика к себе, комплексы – это наши страхи, прежде всего, социофобия. Чувство стыда заставляет «прятать» людей свои «срамные места», и я считаю, что детей нужно приучать скрывать проявления пола. Так, например, нудисты обнажают свое тело, утверждая, что тем самым преодолевают стыдливость, но это эпатажное поведения – лишь наиболее простая возможность «выделится» среди других людей. Нормальный человек должен стесняться своего несовершенства, это заставляет его двигаться вперед, расти, как личность, самосовершенствоваться.
Сейчас очень не хватает стыдливости в образовании, молодой человек, не стесняясь, может заявить, что никогда не читает книг, фамилии великих писателей, некоторые люди воспринимают лишь, как улицы, названные в их честь. Бесстыдство в психиатрии всегда считалось проявлением истерической личности, ярким симптомом психологического неблагополучия. Хотя, конечно, отрицательный образец тоже нужен, раньше говорили: «в каждой деревне должен быть свой дурак». Однако в последнее время нередко происходит подмена понятий, и негативный образец поведения порой выдается за положительный. Но нельзя забывать, что полное бесстыдство ведет к дикости и скотству.
- В программу конференции были включены тренинг - семинары. Насколько эффективен такой вид работы?
Для профессионалов такие тренинги основной вид учебы, изучать только теорию бессмысленно, кроме того, теоретические размышления могут оправдать все, что угодно: любые формы брака, нарушения табу и другие разрушительные действия. Только теоретическая подготовка не обеспечивает профессионализма, для этого в обучении важны два направления. Первое, это супервизия, когда специалист что-то делает сам под контролем профессионала. Изученная теория личности остается «мертвым грузом», если специалист не «знает», что делать с ребенком, как найти к нему подход. Второе направление, личный тренинг, личная терапия или, так называемый, «клиентский опыт». Специалист должен знать, что такое «быть клиентом», когда тебя тревожат вопросами, заставляют обдумывать и пересматривать устоявшиеся жизненные позиции, спорить, менять свои представления.
В старых образцах образовательной системы подобных тренингов еще нет. Сейчас появляется новшество – «лекция – диалог», персональное обучение. Это мой любимый стиль преподавания. Теория нужна, когда в ней возникает необходимость, тренинги позволяют отработать практические навыки, которые нужны всегда. Психотерапия уникальный вид помощи, одна и та же схема лечения в аналогичных ситуациях может привести к разным результатам, здесь не может быть «универсальных правил», как, например, в фармакологической терапии. Ведь в каждом случае своя специфика.
- Какие итоги можно подвести после прошедшей конференции?
Конференция показала, что общая тема психотерапии детского возраста очень близка к воспитательной работе, где психотерапевт выступает в роли воспитателя. М.Н. Коридзе – Датунишвили провела психотерапевтическую работу в детском саду, тем самым продемонстрировала, возможную будущую роль психотерапевта не только на территории собственного кабинета, но и за его пределами, в качестве интервента, вмешивающегося в определенную среду и меняющего ее. Из ее работы, очевидным становится то, что проблема возникает не только у ребенка, а в среде, которая его окружает, поэтому следует заниматься комплексно с родителями, воспитателями – со всеми, кто окружает маленького человека. Причем иногда работать приходится не только с личностью окружающих, но и с интерьером. Решетчатая дверь с амбарным замком у входа в детский сад не может ни повлиять на восприятие окружающего мира. Выходит, что работа непосредственно с проблемой ребенка находится на последнем месте и исчезает сама собой после изменения окружающей его реальности.
В моей практике были случаи, когда я оказывал психотерапевтическую помощь детям на расстоянии, не видя их. В этом нет ничего сверхъестественного, я занимался только с родителями, меняя их восприятие. Часто родители приводят детей на консультацию с тем, чтобы скрыть свои проблемы. Давно известный факт, что «излечение» ребенка может повлиять на отношения в семье. Так, когда у ребенка вылечили энурез, в семье между родителями стали возникать конфликты. Получается, что ребенок выступает в роли «слабого звена» семьи, которое в первую очередь отражает ее настоящее состояние.
Уроки семейной терапии зарубежных и наших специалистов показывают, что «детская психотерапия» не совсем правильный термин. Если говорить по существу, то дети просто отражают проблемы одной семьи и общества в целом. Именно поэтому детский психотерапевт должен быть хорошо подготовленным, уметь оценивать окружающую среду, знать тактику поведения взрослых. Мне задали вопрос, может ли повлиять на ребенка то, как его называют дома. Отец называет долгожданного сына «царем» к чему это может привести? Все зависит от того, кого хотят воспитать родители: подданного или лидера. Если они хотят видеть в будущем своего сына аутсайдером, то можно придерживаться «подавляющей» тактики, а если лидера то, и обращение должно быть соответственным. Но конфликтная ситуация во взаимоотношениях в семье вызвана проблемами родителей, а не ребенка. Поэтому чтобы помочь ребенку надо узнать о том, какие люди его окружают какие между ними отношения, и не ограничиваться только персоной малыша.
Конференция в целом показала, что чтобы оказывать эффективную психотерапевтическую помощь детям, необходимо заниматься в первую очередь их родителями, семьями, их взаимоотношениями, приоритетами, мировоззрением.
Кухтерина Светлана, корреспондент "Новосибирской медицинской газеты"